На афише Ростовского музыкального — премьера: опера Моцарта «Свадьба Фигаро». Однако если к началу спектакля зритель не успел заглянуть в программку, происходящее на сцене способно привести его в замешательство.

«Свадьба Фигаро»

На афише Ростовского музыкального — премьера: опера Моцарта «Свадьба Фигаро». Однако если к началу спектакля зритель не успел заглянуть в программку, происходящее на сцене способно привести его в замешательство.

Ведь вместо замка графа Альмавивы — усадьба Лариных. Пушкинские персонажи собираются на бал по случаю Татьяниных именин.

Все прояснится с появлением Ленского, который предложит гостям развлечься домашним театром и исполнить оперу Моцарта «Свадьба Фигаро».

…Когда-то Андрей Дементьев написал стихотворение «А мне приснился сон, что Пушкин был спасен», где пофантазировал на тему благополучного исхода «вечно печальной дуэли». А что если бы Пушкина, спешившего к месту поединка, разглядела проезжавшая мимо супруга — Натали? А если бы в Петербурге был в те дни друг его — Соболевский?..

Режиссер-постановщик Олег Митрофанов (он же — худрук московского музыкального театра «Амадей») задался сходным вопросом в связи с дуэлью Онегина и Ленского. Не могло ли все измениться, если бы вместо танцев гости развлекались, изображая героев Моцарта и Бомарше?

Вопрос о том, какую оперу выбрал бы в той ситуации Ленский, — очень непрост. С одной стороны, он — сам жених и, как и жених Фигаро, весь в предвкушении грядущих радостей. С другой стороны, Ленский — это вовсе не Фигаро. Скорее, его антипод.

Однако Митрофанов решил, что у Лариных должна разыгрываться «Свадьба Фигаро», решил давно, лет восемь назад, и это решение пришло к нему как озарение, когда некоторые параллели «Евгения Онегина» и «Свадьбы Фигаро» стали так очевидны, что захотелось соединить их в один сюжет.

Идея действительно увлекательная. Тем более что Пушкин и Моцарт для людей русской культуры — это два равновеликих проводника небесных гармоний, а образ Моцарта из маленькой трагедии «Моцарт и Сальери» многими у нас воспринимается как пушкинский автопортрет.

Можно и дальше распространяться на тему «Пушкин и Моцарт». К примеру, вспомнить, что моцартовские гармонии Пушкин, как, наверное, и многие другие его сверстники из дворянских семей, впитал в себя еще в отроческие годы — во время домашнего музицирования. Или то, что 113 покоренных им прелестниц — это, по догадке некоторых пушкинистов, не более чем шутка — импровизация Пушкина на тему одной из фраз моцартовской оперы «Дон-Жуан».

Но между постановочной идеей и ее воплощением на сцене всегда существует зазор. Здесь же изначально была задача в полной мере невыполнимая: сначала убедить зрителей, что вышедшие на сцену артисты — это пушкинские Ленский (хотя и без черных кудрей до плеч), Ольга (не льняная, а черная, как смоль), Татьяна, Онегин. Потом, что эти Ленский, Ольга, Татьяна, Онегин только так и могли сыграть Фигаро, Сюзанну, графа и графиню Альмавива. Да еще показать конфликт Онегина и Ленского, который чуть было не заставил пушкинских героев сбросить моцартовские маски и сойтись на дуэли. Уфф!

Вероятно, эта затея больше подошла бы для фильма-оперы. Но в  конце концов любопытно и то, что получилось на сцене.

Кстати, впервые в истории Ростовского музыкального его оркестр играет на… балконе. Не среди зрителей (что, может, тоже когда-нибудь произойдет), а на специально построенном балконе в усадьбе Лариных. Таково оригинальное решение дебютантки спектакля — его художника-постановщика Софии Зограбян.

Вообще (и такова, судя во всему, мысль режиссера), дом Лариных почему-то лишен тепла и уюта. Здесь все — от интерьеров до костюмов — в холодных зимних тонах. И только когда этот лед сходится с пламенем комической оперы Моцарта, сцена наполняется радостным разноцветьем. Одному Керубино не повезло: одели мальчика резвого, кудрявого, влюбленного во что-то уныло серое, а попрекают (в соответствии с либретто) пристрастием к лентам и кружевам…

Чего, по крайней мере на первых показах, не хватило спектаклю — это стремительности, легкости и блеска. И если что-то другое уже трудно исправить, то добиться легкости актерской игры еще реально. Возможно, сегодня артисты просто несколько придавлены сложной драматургической задачей и ответственностью: поют «Свадьбу Фигаро», к которой театр не решался подступиться на протяжении нескольких лет… Но это то, что со временем проходит.