Спектакль по заказу зрителей появится скоро на афише Ростовского областного академического молодежного театра. В донской столице это будет впервые. А в масштабах нашей области ­ во второй раз. Ведь речь ­об эксперименте, который проводит в различных театрах страны творческая лаборатория Олега Лоевского.

Первыми  донскими участниками этого эксперимента стали  прошлой весной артисты Новошахтинского драмтеатра. В результате на свет появилась остроумная импровизация для школьников на темы библейского потопа «У ковчега, в восемь». Ныне областное министерство культуры помогло провести подобный эксперимент в Ростове.

Напомним, в чем же он заключается. Лаборатория Лоевского высылает театру, готовому к участию в эксперименте, множество пьес современных авторов ­ российских и зарубежных ­ не менее сорока текстов.

Театр, как правило, останавливает выбор на трех­четырех. Тогда приходит время лаборатории формировать творческий «десант» из режиссеров ­ молодых, но успевших громко заявить о себе  постановками. Эта творческая (так и хочется сказать фронтовая) бригада прибывает к месту репетиций, чтобы за три­четыре дня, максимум ­ за неделю сделать эскизы спектаклей и представить их на суд зрителей.

Ростовский молодежный трудился над четырьмя эскизами. Это ­ комедия «Класс Бенто Бончева», психологический триллер «Киллер Джо», странная история о мальчике, слоне и влюбленной учительнице «Мисс Лили бросили кость» и житие «Святая блаженная Ксения Петербургская».

Оценки эскизам выставляли зрители. Им на выбор предлагались три варианта: «Оставить, как есть», «Доработать», «Забыть как страшный сон».

После подсчета голосов  пресс­секретарь Ростовского молодежного Мария Зелинская сообщила нам, что больше всего голосов в пользу мнения «Оставить, как есть» набрала комедия, над эскизом которой наши артисты работали под руководством пермского режиссера Дамира Салимзянова. Почти столько же голосов и у сценической версии жития блаженной Ксении ­ за этот, пожалуй, самый непростой эскиз взялся питерский режиссер Евгений Зимин.

По числу мнений «Забыть как страшный сон» лидировала странная история про мальчика, учительницу и слона  (правда, неясно, что зрители сочли страшным сном ­ саму пьесу, ее сценическое воплощение или и то, и другое), но, однако же, и тут положительных  оценок было больше.

Конечно, возник этот эксперимент не ради временных постановочных рекордов, а ради продвижения современной драматургии. Для того, чтобы в театр приходил новый зритель.

­Есть драматургия благополучия и драматургия боли. Мы работаем с драматургией боли, ­ может быть, несколько сгущая краски, сказал Олег Лоевский и пояснил эту свою эстетическую и гражданскую позицию. ­ Если не будешь смотреть в глаза миру, не сможешь изменить его к лучшему.

Какой из эскизов, учитывая мнение зрителей, театр выберет для доработки и включит в свой репертуар, станет известно в ближайшее время. Кстати, сегодня этот театр работает с современной драматургией и в обычном своем режиме: главреж Магнитогорского драмтеатра Максим Кальсин ставит здесь спектакль по пьесе популярного британского драматурга, нашего современника Тома Стоппарда «Отражение».