Современное искусство — явление неоднозначное:  постмодернизм, бесконечные абстракции, иллюзия смысла… Кто-то считает, что это откровенная халтура и примитив во всех областях. Но существуют те, кто в силах придумать нечто новое и удивительное. Этих людей мне довелось встретить в галерее современного искусства «16th line», на спектакле «Мама-смерть».

Галерея — одна из неформатных культурных площадок Ростова. Она словно прибыла прямиком из Европы:  библиотека, ресторан с изысканной винной картой, вышколенный персонал — прямо оазис культурного просвещения. Правда, немного тесноват  зал, в котором проходил спектакль, — не смог вместить всех желающих. Сцена представляла собой небольшое пространство прямо перед зрительскими стульями. Современный театр стирает границы — между актерами и зрителями в том числе.

Пьесу «Мама-смерть» написал Вадим Леванов, современный драматург и режиссер, который скончался от рака в прошлом году. Пьеса относится к жанру документального театра. Вот и все, что сообщили нам перед началом спектакля.

… На сцене только два действующих лица, девочки-сестры. Они в одиночестве идут по зимнему лесу — в никуда. Звучат ненавязчивые гитарные аккорды, тихое пение. Сестры переругиваются, вспоминают сказки, гадают, бросила ли их мама или нет. Старшая, как водится, — мудрая, зрелая не по годам, грубоватая. Младшая все еще живет в сказочном мире, ее мысли просты и наивны, она жалуется на холод, хочет к маме, не понимает, как оказалась в лесу. Старшая сначала уверяет, что мама их бросила, что она их не любит. А потом, видя отчаяние младшей, мягко говорит, что мама их ждет в теплом доме, она пожарила курицу, и ей, младшей, конечно же достанется вкусная поджаристая шкурка.

- Нет, — вдруг говорит младшая. — Он все сожрет.

Из дальнейшего разговора становится понятно, что он — это злой отчим, который совсем не любит своих приемных дочерей.

Следишь за разговором напряженно, вглядываешься, вслушиваешься. В репликах двух девочек много философии — чистой, детской, трогательной.

- Мама нас любит! — кричит младшая. — Потому что мы ее любим!

Из реквизита на сцене — только два стула и корзинка. В середине пьесы старшая извлекает из нее тряпичную куклу и восторженно объявляет: «Интерлюдия «Как замочить отчима»!» Сестры начинают строить кровавые планы мести, убивают куклу воображаемым топором, топят ее в стакане воды. Потом они достают из корзинки еще двух кукол, баюкают их на плече. Младшая просит старшую спеть колыбельную.

- Баю-баю-баю-баю-бай, поскорее умирай… — поет старшая.

Сестры кладут кукол на пол и посыпают их импровизированным снегом. Конец.

Девочек играют ведущие актрисы ТЮЗа — Светлана Лысенкова и Людмила Мелентьева. Примечательно, что во время своего диалога сестры обращались не друг к другу, а в зал. Выбирали кого-нибудь, буравили глазами, ругали маму, отчима. После спектакля осталось ощущение, что мы все в чем-то виноваты. Будто по нашей вине умерли две невинные девочки, которых мама привела в зимний лес, потому что отчим поставил ее перед выбором — либо он, либо они. Будто мы виноваты во всей этой ситуации. Девочки, обращаясь в зал, словно намекали, что мы способны на подобные зверства. Пусть мы не виноваты — но должны нести ответственность. Или просто знать, что такое происходит.

После спектакля режиссер Ольга Калашникова рассказала мне, что история, рассказанная в «Маме-смерти», произошла на самом деле. Вадим Леванов написал пьесу, прочтя заметку в газете. Пьеса экспериментальная, нестандартная, вряд ли ее будут ставить в ТЮЗе…