Нехитрые манипуляции вывели из списка ростовских памятников ряд красивейших исторических зданий.

Ростовчане всегда гордились своеобразием исторического центра города. До недавнего времени бытовало мнение, что ничто не угрожает его прекрасным зданиям, возведенным на рубеже XIX и ХХ веков выдающимися архитекторами России, поскольку в свое время все шедевры были заботливо внесены в реестр охраняемых памятников. Однако недавно выяснилось, что некоторые из них оказались под угрозой сноса, поскольку из списка памятников они удивительным образом исчезли, а точнее — вопреки закону и здравому смыслу… «переехали» по новым адресам.

Обнаружилось это случайно. По инициативе регионального отделения общества охраны памятников на одном из домов Большой Садовой под № 89, где расположен магазин «Донская чаша», было решено установить две памятные доски. Одну — видному советскому писателю Анатолию Софронову, автору песни «Ростов-город, Ростов-Дон», который жил в доме в 20-х годах прошлого века. Вторая доска должна была извещать ростовчан и гостей города о том, что здание это, известное как доходный дом А.М. Штрома, является охраняемым памятником истории, культуры и архитектуры, построенным в 1913 году к 300-летию дома Романовых. Каково же было изумление и возмущение председателя регионального ростовского отделения ­ВООПиК Александра Кожина, когда ему сообщили, что здание памятником больше не является, государством не охраняется и не исключено, что предназначается владельцами под снос.

В это трудно было поверить. Однако сказанное на словах подтвердилось документами. Если в постановлении главы администрации РО от 09.10.98 года № 411 «О принятии на государственную охрану памятников истории, культуры и архитектуры г. Ростова» доходный дом Штрома по Б. Садовой, №89 числится в перечне памятников, принятых под местную охрану, то в более позднем документе он неожиданно… меняет адрес.

Это — постановление администрации РО от 15.03.2006 года № 80 «О внесении изменений в постановление главы администрации РО от 09.10.98 № 411». Новый документ никогда нигде не публиковался, утверждают специалисты, потому сегодня он явился полной неожиданностью не только для общественности, но и для действующих архитекторов и реставраторов. В новом постановлении в строке о доме Штрома черным по белому написано: «местонахождение памятника» изложить в редакции «ул. Б. Садовая, 99». Что значит этот маловразумительный оборот? Доходный дом, построенный известнейшим архитектором Л.Ф. Эбергом,.. «переехал» по новому адресу?! Был № 89 — стал № 99?

Доходный дом Штрома описан экспертами как «5-этажное здание П-об­разной планировки в нео­классическом направлении, где использованы приемы и декор модерна, явно доминирующее в застройке улицы». Теперь получается, что это — 3-этажный и много раз перестраиваемый дом по той же Большой Садовой под № 99, куда памятник «перевели» по постановлению 2006 года?! Абсурд! Однако по документам — свершившийся факт. Его итог: здание по Большой Садовой № 89 — больше не памятник.

Такая судьба постигла не только доходный дом Штрома, но и ряд других ростовских зданий-памятников. Мы наугад выбрали несколько «старых» и «новых» адресов, по которым числятся конкретные дома.

Оказалось, что другой памятник — паровая мельница Ф.М. Солодова постройки 1870 года по адресу Газетный, 49 — тоже «переехал», правда, совсем недалеко — в соседнее здание № 47 литер «А». Значит, тоже перестал быть памятником? Не это ли обстоятельство позволило провести несколько лет назад его «реставрацию», в результате которой Ростов получил «…новодел, ничего общего не имеющий с тем историческим памятником, который был»? Именно так охарактеризовала результат масштабного строительства на месте, где некогда была паровая мельница, известный эксперт, архитектор-реставратор и краевед Любовь Волошинова.

Но, пожалуй, вершиной чиновничьего абсурда стал «переезд» особняка И.М. Файна, который ранее числился по адресу Пушкинская, 105 литер «А». Постановлением 2006 года ему определено другое место — Пушкинская, 103. По этому адресу мы с изумлением обнаружили полуразрушенный угол одноэтажного кирпичного строения без крыши, окруженного заборами. Значит ли это, что развалюха и есть «памятник истории, культуры и архитектуры, особняк Файна»?!

«В результате этих манипуляций с изменениями адресов мы потеряли ряд памятников. Потому в их реестре от 2010 года образовалось много «лакун» — сохранились адреса, но нет памятников. Или наоборот — памятники числятся по новым адресам, но эти здания таковыми не являются. Для чего это сделано, можно только догадываться. Владеть памятником — дело и хлопотное, и затратное. Обязательное обременение, которое несут владельцы исторических зданий, налагает на них по закону целый ряд обязательств, требует вложения значительных средств на само их содержание, не говоря уже о реставрации, поскольку об обычном ремонте не может быть и речи. А когда здание выведено из реестра памятников, то владелец волен делать с ним что угодно — вплоть до сноса», — так прокомментировал ситуацию председатель ВООПиК Александр Кожин.

Не укладывается в голове, каким образом в Ростове умудрились исключить из списка памятников целый ряд знаковых для донской столицы зданий? Теоретически снять памятник с охраны сложно — намного сложнее, чем поставить на учет, для чего достаточно мнения одного эксперта после проведения им специальной историко-архитектурной экспертизы. А вот чтобы снять памятник с учета, акт экспертизы подписывают уже несколько экспертов. Именно так эти процедуры прописаны в Федеральном законе «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» от 2002 года. Но таковой экспертизы при составлении документа 2006 года не проводилось. Где в противном случае заключение экспертов? И откуда взялись сами эксперты, если первые из них получили лицензии в Ростовской области только в 2012 году?

Однако цель документа — вывести из списка памятников ряд красивейших исторических зданий — достигнута. Теперь их владельцы вольны делать с ними все что угодно… Сегодня величественный дом Штрома, действительно доминирующий в этой части Большой Садовой, все еще украшает Ростов. А завтра? 

Не верится, что ростовчане смирятся с ситуацией, не пытаясь отстоять достояние общественности. Потому уместно поинтересоваться: насколько легитимно постановление администрации РО от 15.03.2006 года № 80 «О внесении изменений в постановление главы администрации РО от 09.10.98 № 411»? Разве не нарушает оно действующий Закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» от 2002 года? И кто должен проводить теперь тщательную проверку ситуации, доведенной до абсурда и позорящей Ростов? Прокуратура? Росохранкультура? Министерство культуры РО, в недрах которого и вызрел документ? Или в дело должна вмешаться областная администрация?

Ведь рассказать кому о «переехавших» памятниках — засмеют. Или заплачут?