Вторжение захватчиков — так называемой «великой армии» Наполеона вызвало колоссальный патриотический подъем на Дону. На защиту Родины поднялись донские казаки во главе с атаманом Матвеем Платовым.

Не остались безучастными и армяне, за три с небольшим десятилетия до того переселившиеся из Крыма на Дон. Магистрат Ново-Нахичеванской армянской колонии объявил в городе и окрестных селах — Чалтыре, Крыме, Больших Салах, Малых Салах и Несветае — запись добровольцев в «войско наподобие волонтерского». Формирование и обучение этого «вой­ска» было поручено «гражданину города высокочтимому Никите Ивановичу Абрамову».

Гражданин Нор-Нахичевана Никита Иванович Абрамов (Мкртич Ованесович Абрамян) состоял на русской службе в чине майора. Следует напомнить, что согласно грамоте, подписанной императрицей Екатериной II 14 ноября 1779 г., переселенцы из Крыма «от отдачи на войска рекрут увольнялись навечно». И тем не менее донские армяне, для которых русская земля за 33 года благополучного проживания на ней стала новой Родиной, охваченные благородным патриотическим порывом, сочли себя обязанными наряду с русскими донцами подняться с оружием в руках на битву с врагами Отечества.

Армянское население Ново-Нахичеванской колонии провело также сбор пожертвований на «отражение нашествия врага Отечества и всего света». Была собрана значительная по тому времени сумма денег.

Патриотический дух донских армян выразился также и в строгом запрете магистратом развлечений, игры на музыкальных инструментах (кяманче и дайре) «ни на свадьбах, ни весельях и кутежах и ни где-либо». «Нельзя играть на кяманче или на дайре, ибо иные не есть дни радости, — говорилось в постановлении магистрата. — Когда по милости бога наступят радостные дни, тогда специально уведомим, а теперь знайте, что на 10 рублей будет оштрафован тот, кто поручит играть, а игравшие на кяманче или на дайре будут наказаны».

Этот приказ магистрата был опубликован 17 сентября 1812 г., когда французы уже заняли Москву. Спустя два дня, 19 сентября, в журнале исходящих бумаг магистрата города Нор-Нахичевана появилась запись текста еще одного не менее строгого приказа — о запрете носить золотые украшения: «Магистрат наш видел, что некоторые наглые женщины сами или же их дочери ходят в церковь, или в другие места, или же в баню с золотыми украшениями, несмотря на то, что много раз было предупреждение магистрата и многие были оштрафованы. И это желает общество наше прекратить временно по причине суровых дней, и чтоб отнюдь не посмел бы кто-либо — женщина сама и дочь ее — золотом, золотыми украшениями наряжаться у себя дома или, так нарядившись, идти куда-либо, ибо специальный человек, по поручению магистрата, взыщет все это у них, и пускай никто не надеется получить обратно взятое, так как бесстыдная женщина, не подчинившись, достойна этого…

Пусть соизволит духовное управление написать всем церквам нашим как в городе, так и в селах, чтобы священники, уведомляя сие в церквах, поучали народ. И каждый священник пусть особенно учит своих исповедниц, наложив покаяние, чтоб эти золотые украшения временно исчезли из среды нашего народа, ибо другой народ сильно осудит нас»…

Нужно ли говорить, что эти приказы магистрата были продиктованы пониманием того, что в дни народного бедствия, в дни, когда над родной страной нависла грозная опасность, просто неприлично предаваться увеселениям, кутежам, наряжаться и украшать себя драгоценностями. И требования чиновников магистрата были не только строгими, но и вполне справедливыми.

Когда же остатки разбитых вражеских полчищ были изгнаны из пределов России и оставалось лишь «довершить поражение неприятеля на собственных полях его», как было сказано в приказе М.И. Кутузова, магистрат Нор-Нахичевана 6 декабря 1812 г. предложил духовному управлению колонии провести во всех армянских церквах торжественное молебствие в честь победы русских войск. Примечательно, что на торжества в Петербурге, состоявшиеся после полной победы над недругом в Отечественной войне, был приглашен в числе других и глава Ново-Нахичеванского магистрата Вардерес Голоджян.

Таковы факты из истории Ново-Нахичеванской армянской колонии, ярко свидетельствующие о давней и искренней дружбе двух народов — армянского и русского.

Память о патриотизме донских армян, об их совместном с казачеством участии во всех крупных событиях русской жизни хранит музей русско-армянской дружбы. Это прежде всего документы магистрата, изданные в дни бедствия Отечества. Это и фоторепродукция с портрета Никиты Ивановича Абрамова, организатора добровольческих отрядов. Передала фотопортрет музею русско-армянской дружбы в 1972 г. праправнучка Н.И. Абрамова Хурдаева Магдалина Семеновна, которая проживала в с. Чалтырь. У потомков Никиты Ивановича по сей день хранится его наградная медаль за участие в войне 1812 г.