Их мало, на весь мир — не больше двенадцати, но все же они есть, эти мастера, способные подковать блоху! Одного из них зовут Владимир Анискин. Выставка его микроминиатюр открылась в Ростовском областном музее краеведения.

Невооруженным глазом эти экспонаты не увидеть, только через увеличитель. Чтобы еще больше впечатлить зрителей, Владимир Анискин придумал поместить микроминиатюры на родственные им предметы обычной величины. Ну, к примеру, воинский орден, а на нем — едва приметная точка. Однако стоит навести на эту точку увеличитель, она окажется таким же орденом, сделанным мастером, что называется, один в один. Или вот обычная матрешка, на макушке — волосок, на волоске — … Смотрим сквозь линзы — да там тоже матрешка меньше малюсенькой мошки…

Владимир Анискин словно взялся доказать, что для микроминиатюриста невозможного мало. На срезе рисового зернышка сделал три копии рисунков всемирно известного карикатуриста, срез виноградной косточки превратил в сцену из «Золотого ключика» с Буратино, черепахой Тортиллой, лягушонком и кувшинкой, покачивающейся на глади пруда. По «просторам» угольного ушка идет у Анискина караван верблюдов, а на срезе макового зернышка он поместил композицию с ландышами.

— Ландыши Анискина удивительны еще и тем, что их листья сотворены из… пыли! — рассказывает научный сотрудник музея Евгений Лавриненко.

— Из какой-то особой пыли?

— Самой обыкновенной. Ведь пылинки (в основном это — чешуйки кожи и частички ткани), если рассматривать их под микроскопом, окажутся вовсе не серыми. Они всех цветов радуги. Анискин собрал зеленые, нарезал, как колбаску, соединял, получались листочки.

Ландыши на срезе макового зернышка вызывают восторг у женщин, а для мужчин у мастера — другой сюрприз: тоже срез макового зернышка, а на нем — 20 самолетов! Целый аэродром.

Труд микроминиатюриста тернист, он требует невероятного терпения: известно, что некоторые композиции получались у Анискина после десятков(!) неудачных попыток! Особо тонкую работу ему приходится делать в промежутках между ударами сердца, потому что каждый удар вызывает подергивание глаза. Оно настолько незначительно, мы этого даже не замечаем, обычному художнику или скульптору это совершенно не мешает в работе, а микроминиатюристу может испортить все дело… Что же заставляет человека из тысячи других способов самовыражения выбрать именно этот?

Микроминиатюрой Анискин увлекся неожиданно, это было в студенческие годы. Он учился на факультете летательных аппаратов Новосибирского технического университета, на пятом курсе решил попробовать себя еще и в ювелирном деле. Когда стал искать подходящую литературу, наткнулся на книгу о микроминиатюре «Тайны невидимого мира», и его судьба была решена. Но только не в том смысле, что Анискин с головой ушел в микроминиатюру, забросив все остальное. Он из тех счастливцев, которым словно дано прожить одновременно две жизни: в одной Владимир Михайлович Анискин — кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Новосибирского института теоретической и прикладной механики, в другой — художник-микроминиатюрист.

Но вообще-то чудо создания микромира впечатлило Анискина еще в школе. Еще тогда пора­зил рассказ о человеке, который просверлил волос и поместил в этот диковинный футляр розу. Годы спустя Анискин узнал имя этого мастера — Николай Сергеевич Сядристый. Они встретились, и Анискин, уже имевший свои достижения в микроминиатюре, сказал, что хотел бы сделать свою розу внутри волоса.

— Делай, если получится.

Получилось, эта роза есть и на ростовской выставке.

Среди тех, кто помог ему продолжить дело легендарного Левши, Анискин всегда называет маму, жену и тещу. Матушке говорит спасибо за то, что с детства приучила к трудолюбию, жене и теще — за терпение и понимание, потому что ни разу не слышал от них: «Брось ерундой заниматься, иди лучше деньги зарабатывай!»

Эта выставка приехала к нам из Питера. Там на основе коллекции микроминиатюр Анискина организовали единственный пока в России музей микроминиатюры «Русский Левша».

А блоха-то здесь, похоже, не муляж — натуральная, по кругу — авторская надпись: «Блошка Муся. Спонсор — кот Кузя. Подковал русский мастер Анискин В.М.».