— Хорошо, когда человек не устает удивляться миру, восхищаться лучом солнца, птичьим пением. Но повседневная суета «замыливает» глаз не только на красоты и чудеса природы. Разве не удивительна такая простая вроде вещь, как обыкновенная зубная щетка? А ведь и она родилась в результате долгих исканий многих поколений людей. И так — почти со всем, что нас окружает.

Я услышала этот монолог из уст Михаила Ефимовича Клецкого, доцента химического факультета ЮФУ, инициатора Театра изобретений.

Театр изобретений — это проект трех музеев: областного краеведческого, областного изобразительных искусств и Естественнонаучного музея ЮФУ. Реализовали его благодаря гранту, который он выиграл на всероссийском конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире» («НВ» сообщало об этом в номере от 20 апреля 2012 г.).

Каждый раз — премьера

Покупаю билет на премьеру нового сезона — программу «Профессия: парфюмер». Впрочем, здесь каждая программа — премьера, которая появляется на афише только один раз.

Сегодня Театр изобретений расположился в зале древней истории. Но как же быть посетителям, которые хотят попасть не в этот театр, а в музей? Они не в обиде, ведь театр открывается, когда музейный день уже окончен.

Здесь нет занавеса, но есть экран, на котором перед началом программы демонстрируется под музыку слайд-шоу: портреты выдающихся изобретателей, чертежи, рисунки, фотографии изобретений — эдакие ступени прогресса, этапы развития цивилизации.

В первых зрительских рядах — немало родителей с детьми-школьниками. Места поближе к «сцене» занимают не только ради того, чтобы детям лучше было видно: программы сопровождаются демонстрацией химических и физических опытов. Экспериментатор — кандидат химических наук Олег Николаевич Буров — нередко приглашает на «сцену», к экспериментаторским столикам, помощников. Эту роль охотно исполняют дети.

Премьера сезона в театре изобретений неслучайно посвящена истории о том, как люди с древнейших времен и до наших дней пытались поймать и надолго сохранить ароматы.

— Есть что-то сакральное в ароматах, то, что живет в подсознании, — говорит Клецкий. — Несмотря на россыпь Нобелевских премий, присужденных ученым за различные исследования в этой области науки, она по-прежнему остается одной из малоисследованных.

К теме, в той или иной мере связанной с ароматами и их загадками, он в этом сезоне Театра изобретений еще вернется. А кроме того, будут программы о свете, о медицине, когда зрителям предложат изготовить порошки и другие лекарственные формы и войти в образ средневекового аптекаря. Планируется и программа о нанотехнологиях. Многие ошибочно связывают их исключительно с научными и техническими достижениями наших дней, тогда как:

— Цветное античное стекло, средневековые витражи, дамасская сталь — все это примеры производств с использованием нанотехнологий. Другое дело, что люди тогда еще не знали, что имеют дело с наночастицами, — развенчивает Клецкий распространенное заблуждение наших дней.

Вообще же темы программ подбираются так, чтобы в каждой примерно в равной степени было и о захватывающем научном творчестве, и о творчестве техническом, и о художественном. Все это — познавательно, а кроме того, полезно не только для расширения кругозора.

Вот на экране — старинные западноевропейские изображения работниц, которые с утра до вечера заняты красиво звучащим, но страшно нудным делом — производством ароматов по технологии анфлераж. Они раскладывают головки ароматных цветов на ткани, пропитанной очищенным говяжьим жиром и натянутой на раму. Но не желает ли кто продемонстрировать анфлераж здесь и сейчас? Лес детских рук.

Рассказ об изобретениях, связанных с миром запахов, продолжается, а в это время один из юных зрителей выкладывает рядами на приготовленной экспериментатором для анфлеража раме головки хризантем.

Их эфирным маслом очищенный говяжий жир насытится еще не скоро, и вообще анфлераж — процесс многоступенчатый. Результаты первого этапа проявятся не раньше следующей встречи, то есть через неделю.

— Жаль цветочки, — вздыхает моя соседка, услышав, что для получения всего лишь одного грамма розового масла требуется пять килограммов бутонов роз. Словно в ответ на этот вздох Клецкий демонстрирует специальный картридж — разработку донских ученых, позволяющую извлекать цветочный аромат, не уничтожая цветок.

Подобная пропаганда донской науки присутствует во многих программах. И в каждой из них есть отсыл к связанным с ее темой экспонатам, которые можно увидеть на выставках областного краеведческого музея и музея изобразительных искусств.

Но вернемся к демонстрации опытов. Некоторые из них легко повторить дома — в свое удовольствие, на радость родным и близким. Например…

Превращение шарика

Во что превращаем шарик? В ароматизатор! Берем самый обычный надувной шарик, выворачиваем его наизнанку так, чтобы на его донышко можно было бы капнуть три-четыре капли эфирного масла с приятным вам запахом, возвращаем его первоначальный облик и надуваем.

— Надувать шарик с капельками эфирного масла лучше только до среднего его размера, — советует Буров. — Тогда он будет ароматизировать помещение в течение нескольких дней. Если же надуть шарик до предела его возможностей, аромат улетучится из него за полдня.

Программы Театра изобретений увлекают детей, а взрослым возвращают детскую радость открытий и любознательность. Нынешней осенью этот оригинальный ростовский проект представляли в Москве на всероссийской выставке «музейный гид» и фестивале российской науки. Кстати, именно там проект, названный первоначально «Человек изобретающий», получил свое второе имя — Театр изобретений. Очевидцы свидетельствуют, что ростовский модуль был одним из самых посещаемых.

Есть люди, которые на этих программах и в самом деле чувствуют себя, как в театре. Другие словно вспоминают студенческую молодость — конспектируют что-то в блокноты.

— Петер Флорьянчич, запомните это имя: изобретением этого человека многие из нас пользуются ежедневно. Советую познакомиться с его биографией — интересная личность, необычная судьба, — рекомендует Клецкий во время программы. Записываю, нахожу в Сети информацию о Флорьянчиче. Действительно, интересно: словенский изобретатель, в молодости — спортсмен-лыжник, чемпион по прыжкам с трамплина, входил в олимпийскую сборную Югославии. В 1943 году получил повестку с призывного пункта, но воевать за идеалы Третьего рейха не захотел. Бежал в Швейцарию, инсценировав собственную гибель. Там сконструировал ткацкий станок, за которым могли бы работать люди, получившие увечья на фронте. А то его изобретение, которое мы используем по сей день, Флорьянчич сделал для короля Египта по заказу одного из его приближенных. Это — механический распылитель для флакончика с парфюмом.

Поиск информации об этом изобретателе я расценила как домашнее здание, отметив про себя, что Театр изобретений — это своего рода учение с увлечением. К слову, в конце прошлого сезона желающим проверить свои знания предложили своеобразную контрольную по всему циклу программ. Плохих отметок не ставили, а набравших высокие баллы поощрили призами.

— Очень приятно, что есть люди, которые так основательно усваивают пропагандируемые нами знания, но главное — пробудить в зрителях интерес к миру во всем его многообразии, потому что только этот интерес дает импульс творчеству. Мы стремимся на примере историй различных изобретений показать силу человеческого духа, который прорывается через любые препятствия, — формулирует Клецкий очень важную для него задачу.

Правда, финал первой программы сезона несколько меня удивил. Неожиданным стал он и для экспериментатора Олега Бурова, который завершал ее изготовлением нюхательных солей на разные случаи жизни и раздавал эти соли и их рецепты желающим. Ведь самой востребованной оказалась нюхательная соль от депрессии… И это в той аудитории, где позитивное отношение к миру было налицо и читалось на лицах…

Впрочем, потом в нашей беседе Михаил Клецкий предположил: популярность соли от депрессии объясняется не депрессивным состоянием зрителей, а инерцией жизни: наверное, в финале многие вспомнили, что дома их ждут различные проблемы… А, может, причиной тому мода на депрессию, ведь всюду столько твердят о депрессиях сезонных, каких-то еще иных?..

Я тоже попыталась найти объяснение этому факту: возможно, для кого-то средство от депрессии — это значит для улучшения настроения. И тут нет предела совершенству.

А рецептом такой соли, раз уж она так популярна, Буров поделился и с нашими читателями.

В небольшую чашечку надо насыпать очищенную соль — две чайные ложки с горкой, подойдет «Экстра», либо сахар, сушеные виноградные косточки и любой сорбент, т. е. материал, способный поглощать и удерживать запах, капнуть туда эфирные масла бергамота (2 капли), лимона (2 капли), иссопа (2 капли), лаванды (2 капли), герани (1 капля), иланг-иланга (1 капля) и виноградных косточек (5 капель).

Если эту чашечку поставить, не накрывая, около нагревательного прибора — к примеру, комнатного радиатора, она на несколько дней превратится в натуральный, экологически чистый ароматизатор. Но можно нюхательную соль насыпать в стеклянный флакон или пластиковый контейнер с узким горлышком и плотно закрывающейся крышкой и наслаждаться ею в течение нескольких месяцев. Очень приятный запах, в каком бы настроении вы ни прибывали. Хотя, конечно, в мире ароматов предпочтения такие разные.

P.S. Подробности проекта — на сайте Естественнонаучного музея ЮФУ: www.museion.ru.