Похоже, вокруг превращенного в руины ростовского кинотеатра «Россия» разворачивается нешуточный скандал. И принять он может совсем неожиданные формы…

Удачный фальстарт

Это стало очевидным в ходе заседания коллегии городской администрации, где в очередной раз рассматривалось положение с реконструкцией одного из знаковых зданий Ростова — кинотеатра «Россия». Из доклада исполнительного директора ОАО «Киноконцертный комплекс «Россия» Юрия Хортова следовало, что проект реконструкции готов и в данный момент проходит государственную экспертизу. По ее окончании проект должны передать в областное министерство культуры для окончательного утверждения.

Заключение минкульта обязательно, поскольку здание кинотеатра, спроектированное больше полувека назад Леонидом Эбергом — одним из ведущих архитекторов той поры, является памятником архитектуры. Как отметил докладчик, «после получения положительного заключения государственной экспертизы проект передается в министерство культуры для получения разрешения на выполнение демонтажных и строительных работ на объекте». Странно: ведь все, кто видел нынешнее состояние здания, вернее, той одной стены, что от него осталась, не могут не признать, что упомянутые демонтажные работы — уже давно пройденный этап.

Итак, стоит только прозвучать стартовому выстрелу из минкульта — и на обнесенных сегодня забором руинах закипит ударная работа. В итоге ее спустя три года ростовчане получат в этом уголке Пушкинской улицы, вплотную примыкающем к парку им. Горького, киноконцертный комплекс с семью кинозалами, сетью кафе, боулингом, детской развлекательной зоной, танцполом. И прочая, и прочая, и прочая…

А в том, что министерское «добро» будет получено, сомнений мало: в создании проекта реконструкции ценой в 800 млн. рублей областной минкульт, как говорят, принимал живейшее участие. Так что, похоже, мечта высотой в семь этажей (плюс два подземных — само собой, под парковку) начнет воплощаться уже в нынешнем ноябре.

Тень великого комбинатора

Когда члены коллегии услышали про эти семь плюс два подземных, они, по свидетельству очевидцев, заметно напряглись. А когда взорам их открылся эскиз будущего «палаццо», то атмосфера, установившаяся в зале, стала разительно напоминать ту, что воцарилась на волжском берегу в момент предъявления великим комбинатором О. Бендером потрясенной общественности своего сеятеля, разбрасывающего облигации.

Как явствует из стенограммы заседания, мэр Ростова Михаил Чернышев обтекаемых формулировок подбирать не стал:

—  Нас после того, как будет утвержден проект, на дыбу не поднимет народ?

А его соратники в лице Геннадия Ананьева — заммэра, курирующего вопросы архитектуры и территориального развития, высказались еще более определенно:

— Мне кажется, что это несусветная глупость — строить девять этажей в парке…

Да что там! — даже весьма неоднозначно воспринимаемый в Ростове главный архитектор города Владимир Гейер сообщил, что всегда выступал против такой этажности киноконцертного комплекса. По его оценке, многоэтажная громада никак не сможет органично вписаться в окружающее парковое пространство и просто задавит его. Более того: как заметил г-н Гейер, к такому же выводу несколько лет назад пришел и градостроительный совет донской столицы, обсуждавший судьбу «России» — тогда еще не утратившей своих трех стен и крыши.

Что ж, действительно, явленное изумленным взорам «отцов города» архитектурное безобразие умом понять невозможно. Но всё же резонный вопрос: если все властные персоны так решительно выступали и выступают против, то как мог вообще родиться проект здания, которое в силу его феноменальной уродливости народная молва уже успела окрестить «бульдогом» и «трансформером»? И как можно было не заметить этой уродливости раньше? Ведь из облика будущей «России» инвесторы проекта секрета не делали: «бульдог» в фас и в профиль красовался на плакатах, украшавших ограду руин загубленного ныне кинотеатра. Мимо этой ограды и простые граждане ходили, и «отцы города» по многу раз проезжали. Но впечатлились все, выходит, только сейчас.

И именно сейчас начались, судя по всему, поиски виноватых в возникшем интересном положении. Только едва ли они увенчаются успехом в наш век коллективной безответственности. Можно не сомневаться в том, что каждая из чиновных структур предпримет титанические усилия, чтобы отвести суровый указующий перст от себя, по возможности переориентировав его на ближнего. Пора нынче такая в родных пределах, что виноватого уже не ищут, а назначают.

Глас народа и молчание властей

Можно по-разному оценивать роль и место городских властей в новом скандале, разворачивающемся вокруг порушенной «России». Но способности предвидеть последствия подобных «преобразований» они, очевидно, не утратили. В этом смысле мэр достаточно точно описал возможное развитие ситуации. Да и архитектор Гейер с его меланхолическим «я не исключаю, что будут волнения» также недалек от истины. Достаточно почитать, что стал сегодня писать по поводу «России» и других новаций городской власти ростовский люд в Интернете. И поверьте: это отнюдь не виртуальный бунт «сетевых хомячков», а тот самый глас народа, имеющий, согласно известной поговорке, ох какой высокий статус.

Наверное, не было бы такой резкой реакции общественности, если бы речь шла о строительстве подобного сооружения в любом другом месте Ростова. Но тут вопрос принципиальный — многоэтажное здание вырастет на месте уничтоженного памятника архитектуры.

Уничтожался он поэтапно. Сначала кинотеатр «Россия» разрушили до основания, оставив один фасад. Ростовчанам пообещали, «воссоздать» культурный объект, что вызвало безмерное удивление и специалистов, и здравомыслящих горожан. Ведь воссоздать можно лишь то, что уничтожено войной, землетрясением, пожаром. Здание же кинотеатра «Россия» разрушали вручную. Спрашивается, для чего? Чтобы воссоздать его фрагмент, фасад? Тогда это надо назвать по-другому: «снос с элементами восстановления». С точки зрения научной реставрации это — акт вандализма, поскольку от проекта Л. Эберга осталась лишь бледная тень. Однако научно-методический совет областного и министерства культуры в свое время дал на это «добро», зафикисрованное протоколом 7 февраля 2008 года.

Теперь предложен другой новый проект, не имеющий ни малейшего отношения к детищу Л. Эберга. Как это назовут теперь: продолжение «воссоздания» памятника? Если быть честными, то надо признать: памятник уничтожен с согласия и одобрения областного министерства культуры и при попустительстве городских властей. Ростов потерял яркий объект архитектуры постконструктивизма…

Поражает, что все это происходит одновременно с изменениями в федеральном законодательстве, ужесточившими ответственность за ненадлежащее обращение с памятниками истории, культуры и архитектуры…

Выходит, «отцы города» просто отмахнулись от политики государства, взявшего курс на сохранение культурного наследия? Не ради того ли, чтобы заказчик проекта мог закрепиться на доходном месте, каковым, без сомнений, является вход в парк Горького со стороны улицы Пушкинской? Тем более что штрафы — даже кратно увеличенные — совсем для заказчика не страшны. Равно как и для всех других лиц, принимающих участие в уничтожении памятника.

На фоне выборов снимается семейство…

Сегодня, как видим, городское начальство схватилось за голову. Все дело еще и в фоне, на котором разворачиваются нынешние события. Меньше месяца до выборов в Законодательное собрание, не за горами выборы мэра Ростова… Обостряется соперничество различных политических и бизнес-группировок, соперники охотно используют в своих целях любой промах городской власти.

Так что, если умом все происходящее со старым ростовским кинотеатром и не понять, элементарному анализу ситуация все же поддается. А значит, и нужные выводы сделать тоже можно. И должно. Каким бы запоздалым ни казалось последнее решение коллегии ростовской мэрии, давшее отрицательную оценку «плодотворной дебютной идее» по лишению города еще одного архитектурного памятника, принимать его было необходимо. Иначе слова мэра Ростова о необходимости превратить к мундиалю 2018 года парк Горького в «уютное место отдыха и активного досуга ростовчан» будут звучать слишком уж двусмысленно.