Благодаря известному российскому глянцевому журналу исторические фотореконструкции вошли у нас в большую моду. Данная фотореконструкция с первого взгляда может показаться родной сестрой публикуемых в этом журнале (и демонстрируемых впоследствии на выставках), но на самом деле между ними — принципиальная разница.

 Люди, изображенные на тех снимках (как правило, медийные лица) лишь позирует в старинных нарядах, которые изготавливают для них мастера своего дела. Девушка с данной фотореконструкции запечатлена в платье, воскрешающем итальянскую моду XVII века. Это платье она смоделировала и сшила сам

Девушку со снимка зовут Елизавета Фудимова. Она — магистрантка Академии архитектуры и искусств ЮФУ.

О Лизе Фудимовой наша газета писала не раз. Еще в юности Лиза обратила на себя внимание тем, что победила в конкурсе иллюстраций к сказкам современного французского писателя, и наградой ей была турпутевка в Париж. Потом Лиза участвовала в различных военно-исторических реконструкциях в нашей стране и за ее пределами. Нет, не как воинственная амазонка: она входила в число той костюмированной публики, без которой все эти фестивали и слеты были бы куда менее эффектны и привлекательны. К примеру, на некоторых из них Лиза представала перед зрителями в образе английской крестьянки XIII века, одетой в свое лучшее выходное алое платье.

Недавно в жизни Елизаветы Фудимовой произошло большое событие: она представила на Всероссийский конкурс молодых ученых, чьи исследования касаются сферы искусств, научную работу «Феномен костюмного комплекса в контексте исторической реконструкции» и стала его призером. Вместе с ней эту радость разделили ее научный руководитель профессор Татьяна Бердник, единомышленники и коллеги. Думается, эта работа пригодится тем мастерам, которые воссоздают старинную моду для исторических дефиле, экрана и сцены.

Наряд, в котором Лиза запечатлена на данной фотореконструкции, отличный пример того, чего можно добиться, если следовать изложенной там методике. Это, кстати, тоже простонародный костюм.

— Сначала вы сшили платье английской крестьянки, потом — простонародной итальянки. Почему вас привлекают такие скромные образы, а не графини, герцогини, принцессы, королевы?

В ответ на этот вопрос Лиза сказала, что ей интереснее изучать жизнь обычных людей, наполненную красотой повседневности. К тому же, когда реконструктор старинной одежды (если только его папа не олигарх) решит воссоздать костюм знатной дамы, тем более — принцессы или королевы, причем со всеми аксессуарами, ибо как же без этого, он скоро ощутит, что его желание не совпадает с финансовыми возможностями.

Разглядывая детали, вы можете удивиться: что же это за простонародная итальянка, у которой руки в кольцах, жемчуг в ушах?

То, что костюм относится к простонародным, поясняет Лиза, вовсе не означает, что его хозяйка была прачкой или кухаркой, находилась в услужении. Знатной дамой она не являлась, это точно. Но при этом особой могла быть довольно обеспеченной.

Историческая реконструкция подобного костюма — дело многотрудное. Легко представить, как, сделав последний стежок, его мастер начинает беречь такой как зеницу ока, сдувать с него пылинки. Однако это не так.

— Такое платье, как и современные наряды, должно жить своей жизнью, считает Лиза, — трепаться, изнашиваться, показывая автору и знатокам, хорошо ли оно сшито, достоинства и недостатки кроя.

Это платье видели участники крупнейшего в Европе форума реконструкторов, который проходил в Москве, оно отлично смотрелось и на фоне достопримечательностей станицы Старочеркасской, и в интерьерах замка XVII века в Каменец-Подольском.

Есть в этой костюме загадочная деталь: жемчужные грушевидные серьги.

— Если взглянуть на живописные западноевропейские полотна XVII века, — говорит Лиза, — можно заметить, что сережки с крупными грушевидными жемчужинами носили даже совсем небогатые женщины. При том, что жемчужина такой формы — это редкость. Откуда же взялись они в Европе в таком количестве?

Существует предположение, что это — поддельный жемчуг, который выдували из стекла, покрывали изнутри перламутром на основе рыбьей чешуи и т. д. Причем, скорее всего, продавец не обманывал покупателя (да это было бы и затруднительно: все же у жемчуга и стекла — разный вес), и такой поддельный жемчуг покупали осознанно, как ныне — бижутерию. Ведь в чем-то мир за последние четыреста лет ничуть не изменился...

На снимке Владимира ВИШНЕВСКОГО: эта фотореконструкция сделана по мотивам полотен выдающегося итальянского художника Караваджо. Цветовую гамму наряда тоже подсказал он. «Белый, темно-синий и красно-кирпичный, - это очень итальянское сочетание, — уверена автор костюма, сшитого по моде XVII века, Елизавета Фудимова.