С некоторой опаской читаешь на сегодняшней театральной афише имя драматурга Алексея Арбу­зова. Когда-то культовый советский драматург, автор ставившихся тысячи раз пьес «Таня», «Иркутская история», «Мой бедный Марат», «Сказки старого Арбата». Но как могут звучать проблемы его некогда очень актуальных драм сегодня, в нашей совсем другой жизни?

Недавняя премьера Донского театра драмы и комедии им.В.Ф. Комиссаржевской (Казачьего драматического театра) Новочеркасска «Жестокие игры» неожиданно открывает, что могут. Звучать не просто «ко времени» – цеплять за живое. Режиссер Олег Ефремов, уже знакомый донским и, прежде всего, новочеркасским зрителям по сильному спектаклю «Лев зимой», увидел арбузовских героев глазами нынешней молодежи. Той, которая не склонна к романтической аффектации. Той, для которой главная тональность чувств – употребляя нынешнюю лексику – «пофигизм». Прагматизм, возведенный в абсолют, общение, действительно, в форме жестокой игры.

Они так живут: вроде работают, вроде любят, вроде тоскуют, но внешне бесстрастно и холодно. Этот климат равнодушия в спектакле – нелегкая задача для актеров, так как коллизии, по существу, взрывные. Но актеры молоды, им не надо, наверное, сильно «лицедействовать», чтобы понять и играть своих современников.

Неля, примитивная на грани наглости. Неприкаянный Кай, брошенный родителями. Терентий, покинувший отца-алкоголика. Никита, занятый учебой и карьерой. Маша, оставляющая мужа и маленького ребенка ради своих профессиональных страстей и амбиций. Есть, правда, сверкающий искренностью, солнечный Мишка Земцов. Наверное, потому и гибнет трагически, что не вписывается в пространство этих «игроков». Потому что они все не столько живут, сколько «подают пасы» друг другу – реплики, жесты, телодвижения.

И здесь режиссер Ефремов нашел удачный и органичный прием – синтез песни и танцевальной пластики в стиле рок. Движущиеся, почти как в замедленной съемке, и говорящие почти с индифферентной интонацией, все персонажи живут в экспрессивном «саунде» песен известного рок-гитариста и композитора Сергея Маврина. Фонограммы Кристины Кергальс и эффектная постановка балетмейстера Екатерины Пуличевой лаконичных взрывных пластических рок-этюдов выводят бытовую драму в условный план, в символику сказания. Этому очень способствует «минимализм» сценографии: скупые конструкции лестничных маршей на фоне черных колонн-призм из мобильных мерцающих пластин.

Мир не настоящий, немного фантазийный. Квинтэссенцией стиля поведения этих молодых людей становятся сцены гламурно-изысканной героини актрисы Ольги Смолянниковой. Своим ирреальным изяществом и ленивой грацией, она, в общем, второстепенный персонаж, олицетворяет символ игр – жестокой отрешенности от бури чувств.
Но самое главное, что актеры несут эти бури в себе. Их спокойствие и эпический тонус эмоций – своеобразный камуфляж, соответствие современным поведенческим трендам. Виктория Шатохина в роли Нели очень органична своей незамысловатостью в скрытой эмоциональной энергетике. Людмила Ильина при всей своей деловитости четко доносит нюанс «живьем сдираемой кожи». Актеру, играющему отца Терентия, правда, драматург не задал резкой двойственности – он просто страдает от разлуки с сыном. И заслуженный артист РФ Александр Иванков трогательно естественно и сдержанно сыграл свои немногочисленные сцены. Замечательно вносит диссонанс в ожесточенный покой бытия героев Роман Пуличев, создавая образ обаятельного и харизматичного Земцова. Живой отклик у зрителей вызывает исполнение Игоря Лебедева, нарочито ленивыми позами и интонациями скрывающего трагическую одинокость своего персонажа – соседа Земцовых. Актеру Степану Демакову удается спасти от ходульности своего персонажа Никиту, обнаруживающего в финале неподдельную радость от способности и возможности любить и быть счастливым.

Сегодня так непросто понять, кто и зачем идет в театр. Провести не буднично вечер, не лежа с планшетом под телевизором? Развлечься своими нарядами и посещением буфета? Полюбоваться декорациями и костюмами? Послушать приятные песни и посмотреть танцы? Оценить игру актеров и задумки режиссера? Или думать о чем-то важном во время спектакля, обсудить это с друзьями, унести с собой стремление осмыслить, зачем мы так живем.
Хороший получился спектакль «Жестокие игры» в Новочеркасском театре. Он вдруг обнаружил, что не бывает устаревших пьес, если у режиссера хватает силы фантазии и острого ощущения сегодняшнего дня, а у актеров - эмоциональной энергии и чуткости в понимании вечных проблем ответственности людей за того, кого они любят.

Галина Тараева,
доктор искусствоведения, профессор РГК им. С. В. Рахманинова
Новочеркасск