Такой прогноз сделал заведующий отделом археологии истфака Донецкого национального университета Александр Евглевский

Речь – о средневековых каменных курганных бабах тюркского происхождения. Впрочем, слова «баба» по отношению к этим памятникам старины Евглевский предпочитает избегать. Говорит, что оно не то чтобы для памятника обидное, но не вполне верное. «Каменное изваяние» – правильнее. Я обещала это учесть, но все же трудно расстаться вмиг с давней привычкой. Даже один из ростовских коллег Евглевского сообщил мне, что тот занимается переписью каменных баб Ростовской области.

Зачем их переписывать? Для каталога. Что это будет за каталог, рассказывает сам Евглевский:

– Этот каталог я задумал лет десять назад и все это время собирал для него материал. А войти в каталог должны тюркские средневековые изваяния всей Евразии: от Монголии и Китая до Болгарии. Это – колоссальное количество информации, труднейшая задача. Коллеги уговаривали сузить охват территории, но не уговорили. Если задуманное удастся осуществить, а наш маленький коллектив работает без надежды на спонсорскую помощь, вкладывая в этот проект собственные сбережения, это будет многотомный каталог. В идеале – 15 томов по 500 страниц каждый: изображение каменных изваяний и их описание. Такой полный каталог этого наследия евразийских степей средневековья не издавался еще ни в одной стране.

Если Евглевскому и его сотрудникам не помешает война на Донбассе, первый том выйдет уже скоро. Он познакомит с каменными тюркскими изваяниями Ростовской области.

Вообще во всей евразийской степи наибольшая плотность тюркского «каменного населения» приходится, по словам Евглевского, как раз на Ростовскую и Донецкую области. А еще точнее – на их южные части. Понравились эти места пришедшим сюда в ХI веке кочевникам-кипчакам. Облюбовали они их, останавливались здесь на зимовку. Да и до кипчаков приходили на эту территорию другие азиатские кочевники, и их пребывание тоже было отмечено установкой каменных изваяний.

– Александр Викторович, я знаю, что мои земляки спрашивают у вас, какая из каменных баб Ростовской области самая-самая… Что отвечаете?

– На это трудно ответить, поскольку одна удивляет одним, другая – другим. В коллекции музея-заповедника «Танаис» есть маленькое каменное изваяние, к тому же – изрядно побитое, но зато там такие глаза и, особенно, бровки, которые нигде больше мне не встречались. Очень хорошо проработанные мастером, просто замечательные. А в Азовском музее-заповеднике – каменное изваяние, на котором изображены сразу четыре гривны. Даже изваяние с тремя гривнами – это большая редкость. А тут – целых четыре…

Если бы машина времени перенесла нас почти на тысячу лет назад, в ту донскую степь, о которой рассказывает Евглевский, мы могли бы наблюдать следующую картину.

К каменной бабе подходит степняк и наносит ей каким-то предметом сокрушительный удар. Но как же культивируемое древними почитание предков,– ведь эта баба наверняка изваяна в честь кого-то из них… И почему соплеменники не остановят святотатца, а спокойно наблюдают за этой сценой и, возможно, еще ему и помогают?..

– То, что нам могло бы показаться вандализмом, на самом деле было обрядом, – объясняет Евглевский. – Когда человек умирал, соплеменники ваяли из камня антропоморфное изображение, предоставляя душе умершего переселиться в эту фигуру. Они были уверены, что она будет находиться не в груди, возле предполагаемого сердца, а в голове.

Проходил некий определенный срок, и, чтобы освободить душу, голову изваяния разбивали. А если камень был очень тверд, могли в тех же целях стесать «лицо».

Но есть большая загадка: почему одни изваяния разрушали, а другие – нет? Существует гипотеза, связывающая эти действия с социальным статусом: изваяния бедных людей разрушали, тогда как изваяния богатых продолжали стоять на кургане. Однако у меня есть факты, заставляющие в этом усомниться.

– А могли богатые кочевники, как египетские фараоны, сами озадачиться тем, каким будет их последний приют? Скажем, заказать для себя у камнереза то изваяние, которое будет возвышаться на кургане, где упокоятся их бренные останки?

– Полностью отвергнуть такое предположение нельзя, но подтверждающих его фактов нет, и я думаю, что подобное в евразийских степях не практиковалось.

– Известно, что древние греки многие свои статуи раскрашивали. В средневековой евразийской и, в частности, в нашей донской степи можно было повстречать раскрашенные каменные изваяния?

– Здесь можно было увидеть каменные изваяния с накрашенными губами, нарумяненными щеками. Также изваяния украшали с помощью тканей.

– А почему у каменных баб короткие в сравнении с туловищем ноги? Это связано с тогдашним степным идеалом красоты?

– Это художественный прием мастера, в задачу которого не входило копировать пропорции человеческого тела. Зрительный и эмоциональный акцент делался на другое.

– В разговоре с нашими музейщиками вы обмолвились, что каменные изваяния – это боль вашего сердца. Но почему – боль?

– Так ведь разрушаются! Множество их погибло в войнах, было разрушено религиозными фанатиками последующих эпох, современными вандалами. Но и будущность тех, которые дожили до наших дней, гордо называются памятниками истории и культуры, вызывает огромную тревогу. Особенно изваяний из песчаника и ракушечника, хотя и судьба гранитных тоже тревожит. Их губят резкие перепады температур, кислотные дожди, выхлопные газы. Их уродуют и разрушают мхи и лишайники.

Эта ситуация усугубилась в последние тридцать лет. Еще немного – и древние каменные изваяния непоправимо растрескаются, раскрошатся, утратят свои неповторимые черты.

– Им требуется неотложная помощь реставраторов?

– Мне известны случаи, когда недостаточно квалифицированные реставраторы скорее вредили изваяниям, чем их спасали.

– Что же делать? Как уберечь наших каменных баб от разрушений?

– Этим изваяниям нужна крыша над головой. Ну хотя бы навес. Существует хорошая практика помещения каменных изваяний в лапидарии из оргстекла. Это не так уж затратно. Сохранение средневекового наследия евразийских степей того стоит.