Находка медной чаши вызвала у участников археологической экспедиции Азовского музея-заповедника неописуемый восторг

Просто чаша - и столько восторга!

Человеку со стороны понять эти чувства непросто: ну, подумаешь, медная чаша? Не золотая ведь и не серебряная…

Скажу больше: находка обыкновенного (то есть, не совсем, конечно, обыкновенного – средневекового) ржавого гвоздя здесь тоже большая радость. Почему?

Прояснить ситуацию я попросила Андрея МАСЛОВСКОГО, заведующего археологическим отделом  Азовского музея-заповедника. Ответ оказался довольно неожиданным:

-  Потому что в  золотоордынском городе Азаке хорошо работали тогдашние аналоги нынешних вторчермета и вторцветмета, а жители Азака, верно, следовали поговорке «Копейка рубль бережет». Все свои поломанные, вышедшие по разным причинам из употребления металлические вещи они сдавали на переплавку, получая свою копеечку.

Наши предшественники – археологи, исследовавшие недра Азова в прежние годы, однажды обнаружили очень любопытную находку. Это были кусочки медяшек разного назначения, нанизанные на проволочку. Можно предположить, что так азакские мальчишки собирали металлолом: рыскали по городу, не пренебрегая даже такими крохами.

Мы в шутку (или, вернее,  с грустью) говорим, что те металлические вещи золотоордынского периода, которые наши коллеги находят во множестве на территории расположенного в Татарстане Болгарского музея-заповедника, чрезвычайно бережливые жители Азака еще в ХIV веке сдали в металлолом. Поэтому находка любого металлического предмета, связанного со средневековым Азаком, это для нас и редкость, и радость. Большой предмет – большая радость.  Судите сами: за последние полтора десятилетия  раскопки подарили нам менее десятка медных  чаш диаметром 12-15 сантиметров. А нынешним летом мы нашли медную чашу, не изукрашенную орнаментом, предназначенную, видимо, для повседневного пользования, но зато  вдвое   больше этих!

Каждая такая находка таит, по словам Масловского, в себе загадку: что это был за случай, который разлучил с ней ее хозяина?

Варианты возможны разные. Кувшин из азовской коллекции средневековых медных  артефактов мог быть, по версии археологов, принадлежностью утвари, используемой в похоронном обряде. Его, по старинному правилу, оставили в мечети Азака.

 Одну из недавно найденных медных чаш ее хозяин предположительно уронил в… туалет. Но это был достаточно состоятельный человек для того, чтобы махнуть на  свою недешевую чашу  рукой и позабыть о происшествии. Или – брезгливый,  не желавший пользоваться оскверненной посудой.

Как бы там ни было, археологам повезло.

- Такого богатого на металлические находки года не было на раскопках Азака давно, - считает Андрей Масловский.  Ведь, кроме большой медной чаши, археологи нашли в этом сезоне  массивный топор, фрагмент меча. Раскопали производственный комплекс ХIV века, связанный, вероятно, с обработкой металла.

Вообще обработка металла, который доставляли в Азак, как правило,  морем, была одной из главных производственных отраслей этого средневекового города.

А еще в этом сезоне азовские археологи нашли керамическую чашу, изготовленную местными мастерами, которая выполнена  в редкой и трудоемкой технике. Благодаря этой технике керамическое изделие выглядело так, будто отлито из металла. В данном случае этой иллюзии способствует  характерный для металлических поверхностей узор.

Эту  чашу сотрудники Азовского музея-заповедника называют настоящим шедевром декоративно-прикладного искусства золотоордынского времени. Не исключено, что сделана она была азакскими гончарами по индивидуальному заказу.