Самое знаменитое здание донской столицы может лишиться своих уникальных горельефов
«Железный поток» и «Гибель Вандеи», а именно так называются горельефы на здании Ростовского драмтеатра им. М. Горького, разрушаются на глазах и выглядят сегодня, как после артобстрела. Особенно удручают боковые фрагменты композиции: там  у гипсовых фигур очевидны  жестокие «травмы» голов и конечностей, глубокая трещина рассекла спину одного из персонажей.


Это те самые горельефы Сергея Королькова, прозванного донским Роденом, о которых упоминается с гордостью во всех информационных ресурсах, сообщающих о достопримечательностях донской столицы.

Судьба корольковских горельефов вообще непроста и даже по-своему драматична.

– Когда в 1954 году я приехал в Ростов и увидел эти горельефы, то, попросту говоря, обалдел от этого великолепного зрелища и смелости мастера, показавшего первым среди скульпторов Гражданскую войну в России как братоубийственную, как борьбу равных по физической силе и духу, – вспоминает  «НВ» известный донской искусствовед, старший научный сотрудник Ростовского областного музея изобразительных искусств Валерий Рязанов. – Я стал спрашивать имя автора этих работ, но никто его не знал.

Или, возможно, делал вид, что не знал? Ведь с 1943 года имя Сергея Королькова на родине было предано забвению и до перестройки почти нигде не упоминалось.

В течение долгого времени Рязанов собирал сведения, воспоминания о Королькове, он первым в новой российской истории рассказал в СМИ об этом выдающемся мастере. Рязанов убежден, что  казак Корольков, покинувший Ростов «с немецким обозом»  и обосновавшийся затем в Штатах, преступлений перед своим народом не совершал и был фигурой трагической. Обо всем этом Рязанов  написал в книге о Королькове, работу над которой завершил недавно.

Впрочем, сегодня в значении творчества Королькова для донского и российского искусства уже  никто как будто  и не сомневается: переиздаются иллюстрации Королькова к «Тихому Дону» (а он был первым и, по мнению многих, лучшим иллюстратором этого великого романа), Шолоховский музей-заповедник гордится   коллекцией   его графических работ, на Дон торжественно возвращается корольковский портрет Ермака. А горельефы на здании Ростовского драмтеатра уже не впервые оказываются под угрозой исчезновения.

Как свидетельствует Валерий Рязанов, в прошлый раз  «операцию» по спасению корольковских горельефов начали ростовские художники.  Они обратились к местным властям с коллективным письмом с просьбой  не допустить  непоправимого. 

При этом один из тогдашних чиновников от культуры предложил радикальную идею решения этой проблемы раз и навсегда: взять и удалить горельефы с фасада театра. Это уникальное, в форме трактора, архитектурное творение Гельфрейха и Щуко и без горельефов, де, является выдающимся образцом конструктивизма.

К счастью, разум все же  возобладал, и горельефы отреставрировали. Однако транспортные нагрузки на магистрали, проходящие вблизи театра, бедственное состояние самого театра, в котором давно необходимый капремонт начался лишь два года назад, и ряд других факторов вновь привели к их повторному разрушению.

О необходимости новой «операции» по их спасению еще прежде говорили члены ростовского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Теперь, по словам Александра Кожина, председателя этого отделения, оно будет выступать еще  и за создание копии горельефов Королькова, которая могла бы демонстрироваться в музее. В отличие от капремонта театра, являющегося памятником культуры федерального значения,  или реставрации его горельефов, все проблемы, связанные с созданием такой копии, можно решить на местном уровне, без согласования с федеральным центром и без ожидания очереди на федеральное финансирование.

Что же касается очереди горельефов на реставрацию, то ответ на соответствующий запрос «НВ» министерству культуры РО пришел такой: «На 2017 год, при наличии дальнейшего финансирования из федерального бюджета,  планируется реставрация южного фасада здания театра по разработанной проектно-сметной документации, в том числе и горельефов Королькова».

Вот только дотянут ли гипсовые корольковские бойцы до этого светлого часа? А если средств на их реставрацию и вовсе к этому сроку не окажется в наличии? Чем оправдаемся перед потомками за утрату в мирное время скульптурного шедевра, который пощадила война?