Майами. Этот город на побережье Флориды называют Элизиумом, то есть райским местечком, о нем сочиняют песни. Наш давний автор, донской историк Валерий ЧЕСНОК, побывав на Майами, считает, что город того заслуживает. 

Самое главное здесь – Океан!

Не могу писать это слово с маленькой буквы – уж очень велик. За  свою жизнь я купался в разных морях, озерах, реках, ручьях, даже в водопадах, но в океане – ни разу. И вот сразу с головой – в Атлантический!

Впечатляет! Удивительно сознавать, что где-то там, на противоположном берегу, – Африка. Под ногами надежнейшая из опор – коралловые рифы, из которых состоит весь полуостров Флорида, шагнувший далеко в океан. Город Майями полощет в волнах фундаменты своих небоскребов. Говорят, еще два миллиона лет – и коралловое сообщество построит мост до Африки. Океан решил испробовать «на зубок волны» новичка – подхватил меня и потащил поиграть к берегам Африки, но я стал барахтаться, Океану это не понравилось, и очередной волной он выкинул меня на берег. 

Я отдышался и снова полез знакомиться. С тех пор дружим  третью неделю... Хотелось бы написать о нем побольше, но что ни напишу – смывает написанное, а тут еще два листа чайки украли. Они здесь едва ли не из рук выхватывают все, отлетят подальше – если съедобное, съедят, а нет– выбросят в волны...


Если купаться, то в шортах

Пляж широченный, как аэродром. Похоже, это – общественный центр города, как в Ростове набережная или Большая Садовая. Многокилометровая песчаная полоса, которая связывает город с океаном. Перед пляжем – пальмовые рощи, велодорожки, детские и спортивные площадки, бесплатные туалеты, фонтанчики, эстрадные мобильные конструкции, множество заведений общепита. Для пляжа пришлось купить шорты. Предупредили, что мужчины купаются здесь в шортах, а плавки носят только «голубые».

Вдоль пляжной полосы целыми днями летают легкие медлительные самолеты, за каждым – огромные полотнища с рекламой. Когда это просто слова, то после двух-трех пролетов теряешь к этой рекламе всякий интерес. Но когда моноплан-стрекоза тащит за собой огромный занавес с изображениями людей (реклама одежды ) и сверху смотрят на тебя красотки в полнеба, хочется взлететь самому…

Правда, самолеты надоедливо бороздят небо весь день, иногда их видишь даже из городских кварталов, в конце концов это надоедает, и тогда хочется, чтобы они умотали вместе с красотками. 

Здесь же проходят праздники... Случайно я попал на один, как оказалось, «голубой». Демонстрации мускулистости, татуировок – броуново движение рекламирующих свои нетрадиционные ориентиры.

Женщин меньше, может, у них свой праздник, не знаю... Я прельстился одной афроамериканкой: высокая, с тонкой фигурой, женственной пластикой, точеные ботичеллевские черты, пышные волосы... Она разговаривала с двумя подружками, они ее заслоняли. Наконец эта преграда для того, чтобы разглядеть ее всю, исчезла, я взглянул, выронил фотокамеру и ненадолго разочаровался в жизни. «Она» была в блузке и в плавках, причем мужские принадлежности упакованы так, что вполне можно было бы обойтись без плавок… А еще по пляжу бродят кладоискатели в полном снаряжении: приборы с компьютерами, наушники, специальные лопатки-ковши просеивают песок. Ищут сокровища и, судя по оборудованию и постоянству этого занятия, находят.


В гости к крокодилам

Про майамских крокодилов можно рассказывать и на ночь: не страшно. После нескольких встреч к ним привыкаешь, как к холодильнику или автомобилям, потому что они – брэнд Флориды, такая же составляющая ее фауны, как у нас в дельте – кабаны, лисы, мустанги или зайцы .

Часть пойменных территорий вне заповедника отведены частным крокодильим фермам. 

Парадоксы эволюции: эти огромные потомки динозавров, у которых сегодня нет в природе равных им противников, выводят потомство тем же способом, что и деревенские куры в моей Недвиговке. Маленькие крокодильчики так же точно вылупляются из яиц, Они даже похожи на цыплят: с такими же полосочками. 

Особенность крокодильих ферм: все этапы выращивания этих рептилий представлены как увлекательное зрелище. Сначала – галереи маленьких бассейнов. В одном резвятся годовалые крокодилы, в другом двухлетки, и далее – по возрастающей... 

Для взрослых особей устроено лежбище на замкнутом мелководном озере. Валяются на берегах, как наспех сваленные бревна, отгороженные от туристов, жаждующих их погладить, оцинкованной сеткой. В программу входит проезд на плоскодонной посудине с наружным винтом по ерикам, где крокодилы, делая вид, что дремлют, лежат в травяных закоулках в надежде, что какой-нибудь восторженный турист вывалится из посудины… Посудина, грохоча двигателем над головой, проносится по мелководью, выписывая крутые виражи. Волны окатывают пассажиров, все визжат, но вырваться не могут, так как предусмотрительно привязаны ремнями к сиденьям.

И вот – главное шоу. Веселый, красивый, словоохотливый, артистичный ковбой, предупредив, что дрессировке крокодилы не поддаются, вытаскивает из небольшого бассейна рептилию, жизнерадостно демонстрирующую свою полуметровую пасть с частоколом зубов... Ковбой садится на крокодила верхом, осторожно приближает к его клыкам подбородок... Восторг и ужас. В финале ковбой вытаскивает еще крокодила детсадовского возраста, и каждый может его погладить. Это не опасно: пасть крокодила прихвачена стальным кольцом…

Потом на лежбище этих потомков динозавров, надменных аристократов животного мира, всенародно кормят дохлыми крысами, все бревна оживают, прыгают, выбираются из воды, демонстрируя себя во всей красе. 

В отместку ли за свои страхи, но туристы заказывают в кафе блюда из крокодилятины. Ничего хорошего. Похоже на залежалую в холодильнике курятину с селедочным привкусом…


За гречкой – в русский магазин

Но сами майамцы так бы вкус крокодилятины не описали. Ведь селедки – этой русской кулинарной классики – в Майами не найти. Когда в гостях пытался объяснить такой кулинарный феномен, как селедка по шубой, то по выражению лиц понял, что от меня ожидают, что надену сейчас шапку-ушанку и спляшу танец с каменными топорами…

Говоришь майамцам про засоленную селедку, они удивляются. Это же все равно, что сырая – как можно есть сырую рыбу? Однажды я сварил здесь американскую гречневую кашу из пакета, готовность которой, по инструкции, наступала через пять минут. Варево по внешнему виду и вкусу напоминало оконную замазку советских времен. 

Нет, не знают они настоящей гречки, не знают. Пришлось посылать дочку в русский магазин за настоящей гречкой. Хочется, чтобы внуки, живущие в заморской стороне, не только знали русский язык и русские сказки, но вкус настоящей нашей гречневой каши…

Валерий Чеснок