В Ростове  на улице Станиславского  археологи ведут раскопки. Прохожие останавливаются у заградительной сетки, внимательно рассматривают очередные находки археологов и удивляются: столько лет ходили по этой улице, ездили на трамвае и не догадывались, что под ногами - такая история…

На первом этапе работы археологи обнаружили 40 захоронений меотов и 2 погребения лошадей.

Реконструкция проезжей части улицы Станиславского помогла дополнить наши знания о том, как жили меоты, пришедшие с Кубани и Прикубанья  еще в I веке нашей эры  туда, где сегодня живем мы. На донском берегу  они построили  целую цепочку городищ-поселений.  Сегодня на территории Ростова их насчитывается шесть.

Работы строители начали еще в марте от Театрального проспекта и движутся по Станиславского на запад. По существующему закону, прежде, чем начать строительство, территорию должны обследовать археологи. Тем более что улица Станиславского пересекает сразу четыре археологических памятника, охраняемых государством. Это - крепость Димитрия Ростовского,  некрополь Ростовского городища,  Темерницкое городище и его некрополь.

Первый участок, куда пришли археологи, - отрезок улицы Станиславского от Соколова до Ворошиловского проспекта. Когда был удален верхний слой почвы, обнажилась материковая земля -  начались раскопки.  Первые же находки убедили археологов в том, что в этом месте в I - III веках н.э. располагался некрополь, где меоты хоронили своих мертвых.

О находках рассказывает руководитель экспедиции «Археологического наследия Кубани»  Александр Ничипорук:

- К 1 июня мы завершили работы по исследованию этого отрезка улицы Станиславского, потому можно сделать некоторые выводы.  Перед нами - обычные погребения жителей  Ростовского городища, весьма схожие с  захоронениями Кобяковского могильника. Отличие разве что в разнообразии ориентировок тел. Часть скелетов лежит головой строго на север  и таких большинство. Но встречаются ориентировки  и на запад, и на восток, и на юг.  Мы обнаружили здесь разные типы захоронения. Катакомбы, например.  Это яма-колодец, в короткой его стене выкапывалась камера, куда и укладывали тело. Встречаются и   ямы с так называемым подбоем - это грунтовая яма, в длинной стенке которой выкапывалась ниша, куда помещали умершего. Позы разные: большинство вытянуты не спине, но есть и «скрюченные» тела в позе зародыша и на левом, и на правом боках. Чем продиктованы позы, нам неизвестно. Возможно, обрядами. Большинство захоронений - рядовые погребения. Могил VIP-персон не нашли. Обнаружили, правда, несколько крупных катакомб, некогда завешанных лошадиными шкурами. Но они разграблены еще в древности. Очевидно, это сделали современники, знавшие о богатых захоронениях.

Помимо человеческих скелетов, обнаружены и два конских костяка. Второй нашли  уже при завершении раскопок. Оказалось, что это не взрослая лошадь, а всего лишь годовалый жеребенок. По мнению археологов, это ритуальные захоронения, никак не связанные  с конкретными погребениями. Быть может, этих животных принесли в жертву, чтобы задобрить меотских богов?

В погребениях археологи обнаружили  предметы, которые клали в могилы для загробной жизни. В мужских могилах находили ножи, серпы. Значит, меоты занимались и земледелием, и скотоводством? Условия для этого на высоком берегу Дона были прекрасные - плодородные почвы, обильные сочные травы, длинное жаркое лето, вода - рядом. 

В женских захоронениях часто встречаются керамические миски, кувшины, горшки. Судя по всему, прекрасный пол меотов любил украшения - рядом со скелетами женщин обнаружено большое количество бус, застежек в виде булавки с пряжкой (фибул), бронзовых зеркал, подвесок. 

Буквально при нас  археолог Геннадий Касанкин заканчивал расчистку погребения меотской девочки лет 8-9. Как и у взрослых женщин, в области шеи  ясно видны бусины. Они же лежат и вдоль тела. Значит, объяснил археолог, бусинами у нее было расшито платье.  На груди - две позеленевшие бронзовые фибулы, скреплявшие одежду. Рядом с головой - истлевший кожаный кошелек. Что-то вроде современной косметички? Там среди множества бус  обращает на себя внимание перламутровая раковина моллюска перловицы, из тех, что и сегодня можно найти  на песке прибрежной полосы Дона. В ней - шарик охристого цвета. Оказывается, меотские девочки использовали краситель, как румяна.  Наверное, две тысячи лет назад люди взрослели быстрее нынешних. Возможно, уже лет в 10 девочка становилась невестой? И считалась девушкой, которой можно румяниться?

Впрочем,  возраст этой находки, как возраст и пол  скелетов из других захоронений, будут определять антропологи.  Традиционно  донские археологи обращаются к опытному специалисту – сотруднику Азовского музея Елене Батиевой. 

А вот кости животных будут переданы известному палеозоологу Вере Северьяновне Байгушевой, также работающей в Азовском музее. Возможно, она  определит не только возраст лошадей, принесенных в жертву, но и опишет, как они выглядели. Наверняка,  не как тонконогие арабские скакуны. А были низкорослыми, мохнатыми, с мощными копытами, словом, как все степные лошади, стойкими и выносливыми, способными даже в суровые зимы добывать корм из-под снега.

…С 1 июня археологи переходят на другой участок улицы Станиславского - будут копать между  улицами Соколова и Чехова. Сроки определяют строители, потому археологи торопятся, работают без выходных.  После им предстоят работы на Темерницком городище и его некрополе. Наверняка мы узнаем еще что -то новое о тех, кто жил на территории Ростова за 2 тысячи лет до нас.