Сто лет назад – 18 июня (по старому стилю) 1917 года в Новочеркасске Войсковым Атаманом Всевеликого войска Донского был избран генерал-лейтенант от кавалерии, Георгиевский кавалер Алексей Максимович Каледин. Это были первые выборы Войскового атамана донцов с 1709 года. Из 700 делегатов Большого войскового Круга более 600 проголосовали за его кандидатуру. Против голосовали посланцы северных округов Войска: Усть-Медведицкого и Хоперского. Выборы не были безальтернативными. В избирательный бюллетень было внесено более…20 фамилий. Самыми сильными конкурентами Каледина в борьбе за атаманский пернач были «временный атаман» полковник Волошинов, депутат распущенной царем последней Государственной Думы Ефремов, командующий Московским военным округом казачий полковник Грузинов (видимо исполняющий обязанности командующего округом на июнь 1917 года) и три генерала донского Войска – Ажинов, Никулин и Хрещатицкий. Но по итогам подсчета бюллетеней атаманская булава была вручена герою Луцкого прорыва (его сейчас помнят, как «Брусиловский прорыв») – генералу Каледину.

В то солнечное утро Соборная площадь Новочеркасска была заполнена народом. Член Большого войскового Круга казак Дувакин, наделенный от природы прямо-таки оперным басом и могучей грудной клеткой, встал в позу глашатая московского царя, развернул на ступенях Войскового Собора свиток и торжественно, громко зачитал текст исторического документа.

«Грамота от первого Войскового Круга всего Всевеликого Войска Донского, избранному вольными голосами Войсковому атаману, нашему природному казаку, генералу и Георгиевскому кавалеру Алексею Максимовичу Каледину! По праву древней обыкновенности избрания Войсковых атаманов, нарушенную волею царя Петра 1 в лето 1709 года и ныне восстановленному, избрали мы тебя нашим Войсковым атаманом. Подтверждая сею Грамотою нашу волю, вручаем тебе знаки Атаманской власти и поручаем управление Всевеликим Войском Донским в полном единении с членами Войскового правительства, избранного так же вольными голосами Войскового Круга. Руководством к законному управлению в Войске нашем, должны служить тебе, тебе наш Атаман, постановления, утвержденные Войсковым Кругом в соответствии с общегосударственными законами!». Грянуло на площади всеобщее народное «Ура!» под гром «Атаманского марша». Генерал Каледин тут же принес атаманскую присягу Войску, как и все 24 министра Войскового правительства.

Никто в пылу радостного возбуждения не осмыслил одну важнейшую особенность. Атаман Каледин и министры правительства присягу Войску подтвердили крестоцелованием. А вот само Войско, сами казаки и Круга и представители округов присягать избранному вождю не стали. В итоге получилось, что от генерала Каледина и его министров требовали верности Войску обязательной и во всех случаях… А сами казаки были верны им… по обстоятельствам. Что и подтвердилось в черном январе 1918 года.

Подъесаул Александр Смирнов