В Ростове продолжаются археологические раскопки, предшествующие реконструкции улицы Станиславского. Исследуя Темерницкое городище, археологи добрались до площади Пятого Донского корпуса. Интересно, как здесь жили люди почти два тысячелетия назад?

Сегодня площадь не узнать. Когда сняли  трамвайные пути, асфальт и верхний слой грунта, обнажились многочисленные современные коммуникации. Под ними видны фрагменты фундаментов давно снесенных домов XIX  века. Но археологов интере-сует то, что лежит еще ниже - останки так называемого Темерницкого городища.

Памятник этот известен давно и значился на картах XVIII века. К сожалению, еще со времен основания Темерницкой таможни древнее городище территориально всегда попадало в зону активной городской застройки и постоянно разрушалось.

Нынешние раскопки можно назвать наиболее масштабными. 
Самой неожиданной находкой оказались для археологов останки древнего кургана эпохи бронзы, где были и погребения. Но от не-го мало что осталось. Судя по всему, когда сюда в I веке новой эры пришли меоты, курган им мешал, и они срыли его, основав свою цитадель - высокий холм, окруженый рвом и валом. Но и эта цитадель «пала» - большую часть меотского холма срыли в 1870-х го-дах XIX века, когда в Ростове строили железную дорогу. Землю использовали, чтобы засыпать пойму Темерника как раз в том месте, где сейчас находится главный железнодорожный вокзал.

IMG-20170817-WA0000.jpg
На месте бывшего холма-цитадели активное строительство началось еще в XVIII веке, когда Ростов стал расти. В XIX веке на месте сегодняшней площади стояли дома. Улица Станиславского (бывшая Почтовая) была длиннее современной и заканчивалась в створе переулка Доломановского. В годы Великой Отечественной войны при артобстреле и бомбежках эта часть Ростова была уничто-жена. Много лет руины домов, засыпанные бытовым мусором, так и стояли… Только в середине 50-х годов это место стали приводить в порядок и позже разбили тут площадь, получившую имя Пятого Донского корпуса. Под ней и скрывалось Темерницкое городище.

Жилища у меотов были весьма примитивны - глинобитный пол, стены из тростника, обмазанные глиной, камышовая крыша. Посре-дине хижины - очаг, который топился по-черному: дым выходил через отверстие в крыше и через дверь, занавешенную шкурами животных. Рядом с жилищами - хозяйственные ямы, которые использовались в качестве чанов для засолки рыбы, ведь главным занятием меотов было рыболовство. Удивительно, но солились отнюдь не селедка и лещ, а осетры, белуга, сом, которых добывали в изобильном рыбой Дону (а отнюдь не в Азовском море) достаточно примитивными снастями. Когда ямы приходили в негодность, их не засыпали землей, а использовали под свалки бытового мусора. Внимательно изучая его, археологи многое узнают о жизни навсегда исчезнувших меотов. Остатки углей и золы, позвонки и спинные пластинки осетров, челюсти сомов, обилие рыбной чешуи, черепки лепных горшков, гончарных мисок и кувшинов расскажут археологу о многом. Например, фрагменты амфор и крас-но-лаковой греческой керамики, обнаруженные среди мусора, говорят о наличии активной торговли с греками. Можно предполо-жить, что они покупали у меотов соленую рыбу, а продавали им вино в амфорах. Среди мусора встречаются поломанные прясла, грузила, сломанные зеркала, отдельные бусины женских украшений. Все находки свидетельствуют: поселение было самым рядовым, люди жили бедно и примитивно, активно сопротивляясь невзгодам природы.

К середине III века новой эры меоты исчезают с берегов Дона. Как предполагают археологи, их изгнали с этих плодородных земель, богатых рыбой и живностью, а также чистой водой, более сильные племена, пришедшие из Азии. Были ли меоты истреблены или просто покинули благодатные донские края, растворившись среди других племен, населявших нынешний юг России, мы не узнаем никогда.

…Бродим среди многочисленных и довольно глубоких – до 2-х метров – хозяйственных ям Темерницкого городища, где под палящими лучами солнца кропотливо работают студенты - археологи ЮФУ. Тут среди находок видим фрагмент коровьей челюсти, там - осколок кости с зубами и небольшим кабаньим клыком. Учимся делать выводы: значит, меоты занимались не только рыболовством, но и скотоводством, если имели коров! А откуда тут взяться кабанам? Не свиней же они разводили? Вероятно, это охотничий трофей. Если учесть, что все происходило на берегу Дона, то, скорее всего, дикие кабаны густо населяли прибрежные рощицы и плавни...

Неожиданно наш оператор Володя Апарин находит черный кружок, перемазанный землей. Рассмотрев его внимательно, удивляется - так это же крышка от немецкого противогаза времен Второй мировой! Находка другой эпохи и совсем другая история…

Видео Владимира Апарина.