На Верхнем и Среднем Дону открылась робинзонада: любители активного отдыха и рыбалки спустили на воду... плоты. В числе самых популярных маршрутов для сплавов – Галиевка – Казанская, Казанская – Вешенская и Вешенская – Еланская  – Серафимович 

В старину самыми необычными сплавными средствами были беляны.

Робинзоны наших дней по пути то и дело останавливаются в привлекательных для рыбалки точках, а также набирают вкусную воду в ближайших родниках, обмазывают уставшие тела целебной грязью, ищут старинные пещеры монахов-отшельников, в устьях малых рек находят лилии. Рвать их не рекомендуется – снимки живут дольше сорванных цветков.

Плоты бывают разные. Не только, заметим, деревянные. Бывают, например, из пластиковых бочек с алюминиевым каркасом, деревянным настилом, палатками, бунгало и мангалами. Словом, с улучшенными слегка спартанскими условиями. Нравится сплавляющимся на плотах всё – крутые берега, белые меловые горы, еще не тронутые цивилизацией донские джунгли – прибрежные леса, сосновые боры. 

На Нижнем Дону люди сплавляются тоже. Целыми порой семьями, с ребятней. Кто – на байдарках, кто – на катамаранах, а кто – на эксклюзивных плотах – маленьких палаточных городках, которые дрейфуют по реке, не давая соскучиться своим обитателям.

Словом, сплав по реке превратился исключительно в экзотический, порой экстремальный, многим интересный отдых. Но так было не всегда. В старину сплавы были в основном деловые – коммерческие либо военные. Само судостроение из дерева долго считалось престижным и прибыльным делом. Паромы, барки, полулодки, подчалки, гусянки, плоты, соймы... – речных судов было великое множество. На новом витке истории, однако, их затмили пароходы, которым потребовалось огромное количество дров. Вырубка деревьев по речным берегам стала массовой – от петровских запретов «не рубить» попросту отмахнулись. 

Для перевозки леса стали использовать самые необычные сплавные суда – так называемые беляны. Это чаще всего были волжские суда. На Дон они приходили по... суше. В месте, где Волга близко подходила к Дону, груз с белян перетаскивали на конных повозках к донскому берегу. Разбирали затем сами беляны и в таком виде перетаскивали их к Дону. Собирали суда вновь. И сплавляли на них лес в донские низовья. Там беляны прекращали свое существование – их вновь разбирали. Больше сезона их попросту не держали. Служили эти уникальные речные корабли только одну навигацию, никогда не смолились. Сама беляна, как и груз на ней, по итогам навигации нередко превращалась в дрова. 

Средней величны беляна представляла собой умело подогнанные мастерами порядка 240 сосновых и 200 еловых бревен. Из еловых брусьев делали плоское дно, из сосны – борта. Лес укладывали в беляне ровными рядами. Проёмы делали широкими – на случай поломки, чтобы быстрей можно было добраться до проблемного места. Лишенные коры бревна, а именно они были основным грузом белян, укладывали так, чтобы те во время транспортировки быстро подсыхали, уберегались от гниения. 

Бревна укладывались так, чтобы выступали за борта, на них укладывали новый груз. Эти выступы именовались роспусками или разносами. Их располагали так, чтобы не нарушить равновесие беляны. Роспуски порой сильно выступали за борт. Ширина судна по верху в итоге оказывалась значительно больше, чем по низу. Управлялась беляна лотом – огромным деревянным рулем. Его поворачивали с помощью бревна, идущего от кормы на палубу. Громадное деревянное судно сплавлялось кормой, а не носом. Палубой служил сам груз – тёс либо пиленые доски.

Есть, конечно, современные, не сплавные суда-лесовозы. Но говорить о них, какими бы совершенными они ни казались, применимо к Донскому краю вовсе не хочется. Семейная мечта – отправиться на Верхний Дон, в оазис добра, оставленный предками, старый, но хорошо сохранившийся лес, чтобы насладиться зеленью листьев и медоносным запахом цветов, а затем сплавиться на плоту по реке...