Такое пожелание первые зрители адресовали новой постановке «Сильвы» в Ростовском музыкальном театре

На чем прокололся разведчик?

У этого шедевра Имре Кальмана – несколько названий: «Княгиня чардаша», она же – «Королева чардаша», она же – «Дитя шантана» и просто «Сильва», по имени главной героини певицы варьете Сильвы Вареску.

Предыдущая ростовская постановка носила название «Королева чардаша». Ее премьера состоялась еще на сцене Ростовского театра музыкальной комедии. Двадцать лет та «Королева чардаша» украшала его афишу, а потом больше десяти входила в репертуар его преемника – Ростовского музыкального театра.

За это время костюмы и декорации к этой постановке изрядно обветшали, местами протерлись до дыр. Однако это не убавило любви к ней у ее поклонников. Зал на «Королеве чардаша» был полон всегда. В любую погоду.

Ту «Королеву чардаша» в последний раз отыграли в 2012 году. Ей было уже за тридцать – почтенный возраст для театральной постановки. Спектакль решили не реанимировать, а делать заново. Капитаном постановочной команды стала режиссер Анастасия Неговора.

Пару лет назад Анастасия участвовала в создании шоу-программы «Оперетта vs мюзикл». Этот своего рода концерт-поединок, в который входила и сцена из «Королевы чардаша», завершался голосованием зрителей. Надо было сделать выбор в пользу мюзикла либо оперетты. Я тогда спросила Анастасию, а как бы проголосовала она сама. В ответ услышала:

– За то и за другое.

А еще, что оперетта – это прекрасный мир ее детства, и что она по-прежнему влюблена в эти сказки для взрослых с неизменно счастливой развязкой.

Свою новую работу Анастасия Неговора посвятила двум актрисам, которые в разное время на разных сценах исполняли роль Сильвы. Это ее наставница Ирина Комлева и прима ростовской оперетты Лидия Мишина.

Сильву Лидия Мишина играла еще до рождения Анастасии в спектакле, который можно назвать дедушкой нынешней постановки. Сколько же всего разных сценических версий этого кальмановского шедевра видел за сто лет Ростов, и не сосчитать.

Возможно, что известие об Октябрьском перевороте 1917 года кто-то из ростовских театралов узнал, разворачивая свежий номер газеты и напевая услышанные накануне мелодии из оперетты «Сильва».

Насвистывать или напевать арии и куплеты из «Сильвы» вполне могли и революционные матросы в Петрограде. Образ этих людей ассоциируется у нас прежде всего с частушками «Эх, яблочко!». Но они тоже ходили в театры, а в Петрограде осенью 1917 года играли «Сильву». Сюжет о том, как талантливая, но бедная певица кабаре покорила сердце аристократа, а их любовь сокрушила сословные предрассудки, в своем роде тоже революционный. А мелодии Кальмана так заразительны, что и не заметишь, как запоешь: «Без женщин жить нельзя на свете – нет»…

Считается, что название «Сильва» возникло в России в пику изначальной «Королеве чардаша». Ведь Имре Кальман был подданным Австро-Венгрии, а премьера этой оперетты состоялась в Вене в годы Первой мировой войны. То есть с точки зрения русских – во вражеском стане.

Музыке Кальмана удалось «прорвать фронт». Впервые в России ее поставили в 1916 году, однако, чтобы этот прорыв не был таким очевидным, вместо «Королевы чардаша» на афишах стали писать просто «Сильва».

Существует история о том, как это название подвело одного нашего разведчика-нелегала. Находясь за кордоном, под чужим именем, он пустился однажды в воспоминания о молодости, о том, как слушал в театре с упоением оперетту «Сильва». Тут и прокололся. Ведь «Сильвой» этот шедевр Кальмана называли, дескать, только в России.

Хочется думать, что это все не реальный случай, а театральный анекдот. А если и правда, то разведчик, человек находчивый по определению, с помощью тех же кальмановских арий как-то из этой щекотливой ситуации выкрутился. Да и «Сильвой» «Королеву чардаша», бывало, называли не только в России, но и в Америке.

Пять Сильв, четыре Эдвина

Вячеслав Кущев, художественный руководитель Ростовского музыкального, рассказал о знаковой детали, связанной с подготовкой нынешней «Сильвы» к премьере. Когда завершилась первая монтировка декораций к спектаклю, посмотреть на нее вышли из своих цехов, классов, гримерных все работники театра. Хотя удивить их необыкновенной декорацией сегодня, казалось бы, уже непросто.

Все предвкушали что-то впечатляющее. И не разочаровались.

Уходящая ввысь винтовая, украшенная скульптурами лестница на фоне то городских башен, то ночных звезд, огромные эффектные люстры, дворцовая анфилада с узорочьем стен и потолков, возникающих словно из ниоткуда, – все это не оставляет равнодушным даже искушенного зрителя. Я, к примеру, слышала, как спорили зрители в антракте о тех самых дворцовых стенах и потолках: рукотворные или оптическая иллюзия?

«Главная героиня – звезда варьете, и нашей основной задачей было создание своеобразного театра в театре. Поэтому мы стремились к тому, чтобы все на сцене светилось и сверкало двойным блеском – и в то же время не выходило за рамки вкуса и меры», – такую творческую задачу ставили перед собой художник-постановщик спектакля Вячеслав Окунев, художник по костюмам Наталья Земалиндинова и художник по свету Ирина Вторникова.

Дирижер-постановщик Михаил Пабузин взял для постановки оригинальную партитуру венской редакции «Королевы чардаша», написанной специально для большого оркестра. В прежние годы в наших театрах она не звучала. Так что и музыкальные краски нынешней «Сильвы» ярче, богаче оттенками.

Народный артист России Геннадий Верхогляд в «Королеве чардаша» играл когда-то главную мужскую роль. Сегодня он играет Ферри – доброго ангела Сильвы.

В спектаклях Ростовского театра музыкальной комедии на главные роли, как, впрочем, и на роли второго плана, утверждали, как правило, двух исполнителей. Ростовский музыкальный дает шанс сверкнуть перед публикой талантом гораздо большему числу артистов. Вот и в программке этой постановки – пять актрис, играющих Сильву, четыре певца, исполняющих партию ее возлюбленного Эдвина… Значит, эта постановка еще долго может оставаться для зрителей новой и даже неожиданной. Ведь исполнительница роли Сильвы завтра в этой же оперетте уже может предстать в другом образе.

Еще больше интересных фактов о создании «королевы» среди оперетт и ее исполнительницах на сцене и экране – в апрельском номере нашей «Аксиньи».