Выражаясь современным языком, Лидия Степановна Соколовская в СССР была очень продвинутой женщиной. В начале 80-х вышла на подиум Ростовского Дома мод и села за руль «Москвича». Каково?

О Лидии Степановне можно написать целую захватывающую книгу, где будет все: и жизнь, и слезы, и любовь.

Не от бедра, а чисто обаянием

Выпускница пединститута Лидия Степановна, естественно, работала в школе. Однажды, возвращаясь домой, увидела объявление: «Требуются демонстраторы одежды...» На следующий день она уже была на углу ул. Московской и пер. Семашко – в ателье, где воплощались в жизнь идеи конструкторов одежды Ростовского Дома мод. Отбирал демонстраторов мужчина.

– Прошла перед ним обычной походкой, потом повернула так голову, – вспоминает Лидия Степановна. – И тут он говорит: «Ладно. Будете демонстрировать модели для крупных женщин!» Вообще-то я не была крупной... Ну да ладно.

Так и стала Лидия Степановна по совместительству демонстратором одежды.

В духе советского времени модные веяния тогда пытались нести непосредственно в народ.

– Поэтому мы садились в автобус, набитый вещами, и выезжали на предприятия, в организации, в колхозы, – рассказывает Лидия Степановна. – Помню, в одном колхозе ко мне подошел местный аграрий и позвал замуж. Так как представляла себе, какая непростая жизнь на селе, – сразу отказалась.

Когда выпадало демонстрировать одежду в школах, спешила быстрее отработать и – домой. В своей школе вообще отказывалась «расшифровываться», потому что такое совместительство не приветствовалось. Хотя в душе знала, что все равно скоро отсюда уйдет – отношения с руководством учебного заведения не заладились. 

Дом мод на улице Большой Садовой (ранее – Ф. Энгельса) также стал устраивать в своих стенах показы для всех желающих. Народа приходило много. 

Особого обучения тогда не проводили. То есть походке от бедра и правилам макияжа не учили. 

Тем не менее Лидия Степановна пользовалась успехом у зрителей и даже получала от них цветы. Деньги манекенщикам платили небольшие, но такая работа давала в то время возможность хорошо одеваться. 

После показов коллекции обычно распродавались. Перед некоторыми моделями Лидия Степановна тоже не могла устоять. 

– Вот это я демонстрировала, я же его себе потом и купила, – показывает на миленькое светлое платье на фото.

Единственная и неповторимая

В переулке Семашко в Ростове был тогда автомагазин, где записывались в очередь на приобретение легковушек и периодически приходили на переклички. Записаться-то – записалась, но где взять деньги на такую четырехколесную мечту? Помог отец. Он всю жизнь проработал на железной дороге машинистом и получал хорошую зарплату. 

 В 1984 году Лидия Степановна получила водительские права. Тогда она на своем «Москвиче» была на дорогах области чуть ли не единственной автоледи. На нее с любопытством поглядывали даже сотрудники патрульно-постовой службы. Что касается мужчин-водителей, те вели себя сдержанно.

– Что – совсем не сигналили, не гикали? – переспрашиваю.

– Да нет же! Время было другое! Машин вообще было намного меньше, чем сейчас, и все были взаимно вежливы, – уверяет Лидия Степановна.

С коллегами из Дома мод (Лидия Степановна – во втором ряду, слева). Фото из архива Л.С. СОКОЛОВСКОЙ
С коллегами из Дома мод (Лидия Степановна – во втором ряду, слева). Фото из архива Л.С. СОКОЛОВСКОЙ

Ей часто приходилось ездить из города в город, поэтому уже тогда, обладая предпринимательской жилкой, придумала. как зарабатывать на бензин: брала попутчиков. Обычно желающих набиралась целая машина. 

Несколько раз сотрудники ГАИ останавливали ради порядка и все приговаривали: «Слышали-слышали, что вы деньги так зарабатываете!»

И совсем она не фифочка!

Если кто думает, что Лидия Степановна – какая-то избалованная ростовская фифочка, сильно ошибается. Ее жажда жизни и познания всего нового имеет свое объяснение. Дело не только в характере и в гороскопе (Скорпион близко к Стрельцу).

Лидия Степановна – дитя войны, 1931 года рождения. То есть когда началась Великая Отечественная, ей было десять лет. Жила она тогда в Батайске – крупном железнодорожном узле, до войны успевшем получить статус города.

Здесь она перенесла все тяготы военного времени и оккупацию. На ее глазах погибали люди, разрушались дома и целые кварталы, эшелонами, при страшных душераздирающих криках земляков увозили в Германию. 

Ее поколение рано повзрослело. Помнит себя на возведении оборонительных рубежей, куда выезжала вместе с мамой, на восстановлении своей родной школы, железнодорожного депо.

– Потом нам, детям войны, нашлась еще и другая важная работа – на селе. Копали картошку, заготавливали корм для животных, вылавливали сусликов, помогали на МТС, собирали просыпанное зерно, делали «кизяки» – топливо для печек, – рассказывает Лидия Степановна

Дети войны (Лидия Степановна – справа).
Дети войны (Лидия Степановна – справа).

Но в наше время она безрезультатно пыталась получить звание «Труженик тыла». Архивные документы, подтверждающие ее участие в работе в паровозном депо Батайска с 1943 по 1945 год, «по обстоятельствам военного времени» не сохранились. Доказать участие в трудовых отрядах военного тыла на полях тоже оказалось невозможно, так как в «ведомственный архив министерства общего и профессионального образования Ростовской области не передавались данные архивные документы».

Несколько ее земляков из числа друзей детства дали даже свидетельские показания. «Я, Белик Валентин Дмитриевич, по призыву комсомола помочь железнодорожникам начал работать кочегаром и учиться в железнодорожном техникуме. На восстановлении железнодорожного узла встретил Лидию. Она помогала заправлять паровоз водой, топливом, подавала инструменты, дежурила у светофоров». 

«Я, Воскресов Алексей Михайлович, знаю Лидию активной, энергичной. Она всегда и во всем принимала участие. Собирала и чистила от грязи, снега рельсовые костыли, болты и другие необходимые для ремонта запчасти. Видел, как она мела, мыла санитарные вагоны, мотала бинты...»

Но комиссия пришла к выводу, что свидетели путаются в датах – называют разные месяцы ее работы. «Так мы же все уже старые люди!» – пыталась возразить Лидия Степановна.

Но, выходит – порядок есть порядок. В установлении стажа работы в годы Великой Отечественной ей отказали. Говорит, это до сих пор остается самой большой обидой ее жизни. 

А еще теперь каждый год перед 9 мая она ждет, что наконец утвердят статус «Дети войны» – общий для всех, чье детство было перечеркнуто войной, а не как сейчас: в одних регионах он есть, в других – нет.

– Если это наша общая Победа, и мы – единый народ, как можно делить детей войны в зависимости от места проживания? – отказывается понимать такое Лидия Степановна.