В Ростове - выставка иллюстраций одного из ярчайших мастеров ХХ века

Ростовский областной музей изобразительных искусств продолжает сотрудничество с питерской галереей современного искусства PS Gallery. Эта дружба уже подарила Дону большие выставки графики Пикассо и Дали. Теперь предлагается познакомиться с редчайшими экземплярами подлинников иллюстраций Шагала из коллекции Марка и Павла Башмаковых.

Временной охват новой выставки, которую назвали «Три эпохи Шагала», - почти полвека. Деление на эпохи - условное. Самая ранняя эпоха - это раздел, посвященный работе Шагала над иллюстрациями к гоголевским «Мертвым душам».


1923 год. Марк Шагал лишь недавно навсегда покинул Россию и приехал в Париж. Известный в артистических кругах торговец произведениями искусства и издатель Амбруаз Воллар предлагает ему проиллюстрировать книгу популярной во Франции и дореволюционной России писательницы графини де Сегюр, урожденной Растопчиной. Молодого авангардного художника эта идея не увлекает. Его встречное предложение: Гоголь, «Мертвые души». Оригинальнейший писатель, колоритнейшие типажи! Есть, над чем работать.

Черно-белые иллюстрации Шагала к «Мертвым душам» сделаны в сложной технике, которую художник освоил в Берлине. Многие находят, что город N гоголевской поэмы напоминает в работах Шагала город его детства - Витебск.


Центральный раздел выставки - это графика уже зрелого мастера Марка Шагала на библейские сюжеты. Размышления о Книге книг - Библии - сопровождали художника в течение всей его жизни.

Следующая эпоха Шагала во временном пространстве этой выставки связана с именем Андре Мальро. В свое время это был очень известный и влиятельный человек. Культуролог, писатель (лауреат Гонкуровской премии), участник французского Сопротивления, государственный деятель. В течение десяти лет он занимал во Франции пост министра культуры.

Знакомство с биографией Мальро привело меня в Москву 1934 года, на Первый съезд советских писателей. Гость из Франции даже выступил на нем. Полемично, резко, если не сказать задиристо. Сказал, что в Советском Союзе писателей принято называть инженерами человеческих душ. Но разве высшее предназначение инженера не заключается в том, чтобы быть изобретателем, новатором? По мнению Мальро, большинству советских книг того времени недоставало именно творческой смелости.


Неудивительно, что человек с таким взглядом на искусство, став министром культуры, привечал художников-новаторов. В середине 1960-х он заказал Марку Шагалу роспись плафона (потолка) Гранд Опера - Парижской оперы. Художнику было уже далеко за семьдесят, но его душа оставалась молодой. Кстати, на этом плафоне Шагал изобразил и сюжеты из русской музыкальной классики: сцены из оперы Мусоргского «Борис Годунов», балета Чайковского «Лебединое озеро».

Потом Мальро попросил Шагала проиллюстрировать его собственную книгу. Это была очень необычная просьба: ведь автор советовал иллюстратору не привязываться к тексту и не сдерживать полет своей фантазии, даже если она значительно отдалится от содержания книги…

Выставка «Три эпохи Шагала» будет демонстрироваться в Ростове до 3 ноября.