Разговор с человеком, профессии которого не существует

Влияние спектакля на зрителей порой называют волшебной силой искусства. Если так, то в Ростовском музыкальном театре появились новые волшебники. Благодаря им в спектакле «Ханума» влюбленные парят над крышами, как на картинах Шагала, в «Сильве» дворцовый зал приходит в движение, когда герои вальсируют, в «Спартаке» целое людское море бурлит на трибунах Колизея. Можно составить внушительный список этих, завораживающих зрителей, чудес.

Официально новое сообщество в Ростовском музыкальном театре называют группой видеопроекционного обеспечения. Руководит им ведущий инженер-программист Вячеслав Шестак. Фактически – видеорежиссер. Но такой профессии в государственном реестре театральных специальностей пока не существует. Новая она еще в России, молодая.

У каждого волшебника, как известно, должен быть какой-то магический предмет: палочка, посох и т. д. Мир сцены в Ростовском музыкальном преображают и словно приводят в движение с помощью нескольких видеопроекторов. Самый «магический» из них – большой лазерный проектор нового поколения.

Ростовский музыкальный благодаря финансовой поддержке Правительства Ростовской области стал третьим театром России, оснащенным таким важным и мощным устройством. Первые два – Большой театр и Мариинский.

…После спектакля «Сильва» я услышала интересный спор зрителей: они пытались угадать, где на сцене были декорации, а где – «театральная иллюзия» (то есть – видеопроекция). Думаю, что если бы им довелось встретиться с Вячеславом Шестаком, они бы спросили у него:

– А зачем вообще сегодня театру декорации? Ведь с помощью видеопроектора можно «построить» на сцене любое здание, создать любой пейзаж?

И вот – его реальный ответ на этот воображаемый вопрос:

– Видеопроекция театральные декорации не заменит и не вытеснит. Мы стараемся, чтобы зритель словно погрузился на время спектакля в то действие, которое происходит на сцене. Для того, чтобы это произошло, видеопроекция должна гармонично дополнять декорации. Она позволяет сделать картины, которые возникают на сцене перед зрителями, более живыми и динамичными.

Если раньше с помощью декораций и освещения создавались просто небо, просто река, просто деревья, то теперь это живое небо, по которому плывут облака и проносятся птицы. Это живая река, у которой волны в движении. Это деревья с листочками, трепещущими на ветру.

 

К слову: создание декораций, роспись задника сцены – это как правило ручная работа. Адский труд. Специалисты по видеоконтенту относятся к мастерам, которые это делают, с большим уважением.

– А если у театрального художника – иной взгляд на то, как надо «оживить» нарисованный им мир? Не возникает ли между ним и видеорежиссером конкуренции?

– В нашем театре таких проблем не возникает. К примеру, есть у нас человек (очень скромный!), которого я бы назвал выдающимся театральным художником. Это Ирина Федоровна Агуф. Она владеет огромным количеством художественных приемов и нередко сама подсказывает нам интересные идеи видеопроекций.

Дружеское творческое общение сложилось у нас и с давним партнером Ростовского музыкального театра народным художником России Вячеславом Александровичем Окуневым. Всегда обсуждаем, как с помощью видеопроекции добавить спектаклю не только зрелищности, но и глубины.

– Про какую из поставленных перед вами задач вы можете сказать: «Очень сложно, но очень интересно»?

– Это сцена пожара в опере Мусоргского «Хованщина». Сложность в том, что у большинства людей огонь на подсознательном уровне вызывает страх, панику. Нужно было создать убедительную картину пожарища, которое возникает из маленькой искры и разгорается до пламени, поглощающего на сцене весь старый мир, но не напугать зрителя.

Смею надеяться, что удалось. С «Хованщиной» наш театр выступал в Москве, на исторической сцене Большого театра. Сцену этого концептуального пожара столичные специалисты отнесли к числу наших достижений.

– Театральные художники – это ваши союзники. А артисты? Не опасаются ли, что яркая картинка (видеопроекция) отвлечет внимание зрителей?

– У нас есть железное правило: артист на сцене – главный. Всецело забирать внимание зрителей видеопроекция может только там, где это предусмотрено режиссером-постановщиком.

– Иногда в телепрограммах известные киноартисты жалуются на то, что осветительные приборы на съемочных площадках повредили им зрение. Спектакль с видеопроекцией – это риск для артиста? И еще. Вот у вас на сцене в финале балета «Баядерка» храм разрушается, погребая под обломками запутавшегося в своих сердечных привязанностях воина Солора. Выглядит достоверно, зрители впечатлены. Но что в этот момент испытывает артист, исполняющий эту роль? Каково ему под «камнепадом»?

– Для зрения участников спектакля видеопроекции безопасны. С Солором тоже все в порядке: летящих на него камней он даже не видит.

– От вас требуется держать в секрете от коллег из других театров придуманные вами приемы сценической видеопроекции? Ведется ли охота за такими тайнами специалистов видеоконтента?

– Не знаю, как сложится дальше, но пока ровно наоборот. У нас даже есть свой чат. Можно сообщить коллегам о какой-то проблеме и получить совершенно бескорыстную помощь, дельный совет. Чат увеличивается: все больше театров включают в свою практику работу с видеопроекцией.


– Плывущие в спектаклях по небу облака, закаты вы рисуете и анимируете или снимаете на видео?

– Делаем и то, и другое. К примеру, снимаем нашу красивую донскую природу. Только не просите рассказать, где на сцене рисованное, а где живое. Пусть это останется для зрителя загадкой.

– Вячеслав Александрович, на театрального видеорежиссера сегодня не учат. Как в вашей жизни появился театр? Сразу ли вы его полюбили?

– Полюбил еще в детстве. Мой отец строил театр – именно этот, наш, Ростовский музыкальный. Мы вместе были на его торжественном открытии, помню эту радость. Но быть причастным к выпуску спектаклей даже не мечтал. Учился на специалиста по рекламе, информационным технологиям. И вдруг однажды подарок судьбы: предложение попробовать поработать с видеопроекцией в театре.

…Сегодня без видеопроекции в Ростовском музыкальном театре не выходит ни один новый спектакль. Ближайшие премьеры этой осени – балет «Спартак», музыкальный спектакль «Девушки из джаза» и опера «Паяцы».

Могу сказать, что балет «Спартак» – это впечатляющее зрелище (уже состоялся пресс-показ), и в значительной степени – благодаря видеопроекции.

– Не пропустите оперу «Паяцы», – посоветовал Вячеслав Шестак. Пообещал, что в этом спектакле будет такой интересный прием по части видеорежиссуры, который никогда еще не использовался…