В конце прошлой недели «Яндекс» молнировал об исключении Ростовского зоопарка из ЕАРАЗА – Евроазиатской региональной ассоциации зоопарков и аквариумов.

Поводом для такого сурового решения послужила передача этим летом в Большой Московский цирк, известный в народе как Цирк братьев Запашных, юной слонихи Эколь. 

У Ростовского зоопарка были свои резоны: пришла пора воссоединить женскую и мужскую половины слоновьего семейства. Однако это было чревато тем, что Эколь в свои три с половиной года могла бы превратиться для папы-слона в сексуальный объект. Создавать для нее отдельный вольер зоопарку не по средствам.

По словам руководства Ростовского зоопарка, определить Эколь в другой зоосад не удалось. А с цирком вышел взаимовыгодный обмен. За Эколь зоопарк получил самку шимпанзе и денежную компенсацию вместо двух других животных, которые первоначально фигурировали в договоре.

Однако ЕАРАЗА передачу животных из зоопарка в цирк расценила как ухудшение их условий содержания. Хотя ситуация в данном случае явно неоднозначная. И цирк, в который отправили Эколь, – это не придорожное шапито, и шимпанзе получила больше личного пространства и свободы, чем было у нее прежде. Выходит, улучшил Ростовский зоопарк условия содержания примата…

Российские члены этой организации (в списке, который размещен на ее сайте, их несколько десятков) проголосовали за то, чтобы Ростовский зоопарк от нее не отлучали. Однако в сравнении с зарубежными коллегами они все равно оказались в меньшинстве. В ряде зарубежных стран цирк с дикими животными (Эколь хоть и родилась в зоопарке, но все равно относится к этой категории) – вне закона.

Какими будут последствия этого исключения – пока сказать трудно. Руководство Ростовского зоопарка считает, что существенного ущерба зоопарку данные «санкции» не нанесут.

Случай с Эколь вызвал большой всплеск эмоций в интернет-пространстве. Что же это за точки кипения?

Абы кому носорогов не дарят

К сожалению, немало откликов, которые иначе чем злопыхательством не назовешь. Этих авторов с их рассказами о плачевном положении животных в Ростовском зоопарке можно понять только в том случае, если в последний раз они бывали здесь в каком-нибудь 1913 году.

Работа по улучшению животным «квартирных условий» ведется. «Жилищная» очередь есть, но заметно продвигается. Сейчас, к примеру, идет реновация вольеров для хищников из семейства кошачьих. 

У белых медведей, слонов, обитателей антропоидника и ряда других животных условия – в рамках евростандартов.

У нашего носорога – просторный вольер.
У нашего носорога – просторный вольер.

В плохие «квартиры» не привезли бы ни носорогов (из Израиля), ни орангутангов (из Европы). Зарубежные специалисты, которые прежде с ними работали, очень придирчиво изучали условия, созданные для их питомцев в Ростове.

В мае этого года Ростовский зоопарк стал официальным кандидатом в члены ЕАЗА – Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов. А это уже, говоря языком спорта, заявка на выход в высшую лигу. Только два российских зоопарка – Московский и Казанский – являются сегодня полноправными членами ЕАЗА. Эхо истории с Эколь может повредить отношениям Ростова и с данной организацией. Но это уже вопрос из другой плоскости.

Кстати, этим летом сюжет о Ростовском зоопарке снимал для программы «Диалоги о животных» известный телеведущий Иван Затевахин (канал «Россия-Культура»), а недавно здесь работала съемочная группа Тимофея Баженова (РЕН-ТВ). Им есть с чем сравнивать. В Ростовском зоопарке авторам телепрограмм о животных понравилось.

«Закончим с цирками, займемся зоопарками»

Такую фразу я услышала однажды в эфире популярной всероссийской радиостанции. Обещание исходило от кого-то из зоозащитников. Речь шла о цирках с участием дрессированных животных.

Эта тема возникла и в связи со случаем с Эколь. Многие российские пользователи соцсетей цирки с животными называют преступными, камерами пыток, инквизицией наших дней, позорным варварством и т. д. Призывают равняться на Европу, в ряде стран которой цирковую дрессуру ставят вне закона.

Некоторые сообщают, что якобы сами работали в цирке и видели случаи жестокого обращение с животными. Но большинство явно повторяет статьи и высказывания рьяных противников цирковой дрессуры, которые прочли или услышали в Интернете.

Автор одной такой статьи уверяет, что цирк с животными отрицательно влияет на детскую психику. Поразительное утверждение. Достаточно побывать в цирке, чтобы убедиться: аттракцион с животными – это то, что больше всего ждут дети, чему они больше всего радуются. 

 Вообще после случая с жирафом Мариусом, которого в Дании умертвили по той причине, что он оказался в зоопарке лишним, а потом разделали тушу на глазах детей, противникам цирков с животными, казалось бы, на долгие-долгие годы следовало умерить свой пыл. Наверно, все цирки мира не могли бы воздействовать на детскую психику так, как это «познавательное» шоу. Но нет же – не испытывают ни малейшего смущения, продолжают ставить россиянам в пример «цивилизованную и просвещенную Европу».

В этих статьях можно найти утверждения, что в цирках и зоопарках животные живут недолго. Как минимум спорный вопрос. Рекорды долгожительства диких животных – как раз-таки в зоопарках. 

И очень трудно представить, чтобы дрессировщик, который задорого приобрел дикое животное, сделал из него циркового артиста, им бы не дорожил.

Или вот ищет человек в Сети единомышленников (и, судя по откликам, находит). Его идея заключается в том, чтобы зоопарки закрыть, средства, которые тратит государство на их содержание, направить на создание новых заповедных зон, национальных парков.

Развитие и расширение заповедников, создание национальных парков – дело замечательное. Но разные у них с зоопарками задачи. То многообразие видов животных, которое представлено в Ростовском зоопарке, ни в одном национальном парке не увидишь. 

Кстати, даже государственные зоопарки – вовсе не на полном гособеспечении. Львиную долю средств зарабатывают сами, часть проектов осуществляют с помощью меценатов и спонсоров. 

Поражает наивность людей, которые пребывают в уверенности, что в заповедниках или национальных парках у животных не жизнь, а блаженство. К сожалению, и браконьеры, случается, туда проникают, не говоря уже о разных инфекциях. И одни зверушки поедают других. Природа сурова.

Против скачек? Значит, камикадзе

При подготовке этого материала мне вспомнилась «Анна Каренина». Тот эпизод романа, когда бедная Фру-Фру, лошадь Вронского, сломала себе шею на скачках.

Много ли подобных драматических историй случается сегодня? Существуют данные, что только в Великобритании ежегодно погибает от травм на скачках и тренировках не менее сотни лошадей (приводятся цифры и втрое больше).

Некоторые зоозащитники уже высказываются против проведения скачек.
Некоторые зоозащитники уже высказываются против проведения скачек.

Если бы существовала такая статистика насчет цирков Туманного Альбиона – зоозащитники давно бы камня на камне от них не оставили.

Находятся люди, которые выступают не только за запрет цирков с дикими (или любыми другими) животными, в перспективе – за закрытие зоопарков, но и за ликвидацию скачек?

Есть и такие. Но похоже, что их значительно меньше, чем противников цирков с животными.

Реальны ли их шансы в добиться  обозримом будущем своей цели? Думаю, что нет. 

В этом году зоозащитники радовались своей очередной победе: парламент Великобритании поставил цирки с животными вне закона! Британский премьер назвал большим достижением тот факт, что подданные Ее Величества наконец-то отказались от этого варварского развлечения.

Он не продержался бы на своем посту и часа, если бы высказался в таком же духе о скачках. Несмотря на все уже погубленные конские жизни и те, которые лошадям предстоит отдать ради удовольствия людей. Потому что сказать что-то против скачек – это значит пойти против большинства своих избирателей. А главное – потому что за скачками стоят очень серьезные люди и очень серьезные деньги. Это вам не с дрессировщиками сражаться. Такие камикадзе в большой политике не встречаются.

Фото Аркадия БУДНИЦКОГО из архива «НВ»