Словом, делом и рублем
Фраза «Наш ответ Чемберлену» давно стала крылатой. Сегодня она, правда, уже не так популярна, как еще лет двадцать назад, и для молодежи смысл ее, вероятно, туманен. Современные словари объясняют, что эта фраза означает достойный отпор неприятелю, симметричный ответ на его враждебные действия. Некоторые толкователи добавляют, что это – более благородный и дипломатичный вариант распространенных в народе выражений: «Накося выкуси!» или «Получи, фашист, гранату!».


Впервые про «наш ответ Чемберлену» заговорили в марте 1927 года. Свой ответ Чемберлену, – вернее, в его лице – британскому правительству, – готовила вся наша страна за исключением младенцев, стариков и убежденных противников Советской власти. Готовили его и наши читатели, коллектив нашей редакции. Газета в то время называлась «Большевистской сменой» и была органом Северо-Кавказского крайкома и Донкома ВЛКСМ.

Прежде чем рассказать об этом ответе – немножко истории о том, что же такое натворил этот английский лорд Джозеф Остин Чемберлен.

23 февраля 1927 года он, будучи министром иностранных дел Великобритании, направил советскому правительству ноту с угрозой разрыва торговых и дипломатических отношений. От СССР потребовали прекратить военную и политическую поддержку гоминьдановско-коммунистического правительства Китая и антибританскую пропаганду, которую он якобы вел.

Советское правительство заявило, что не позволит говорить с СССР «тоном угроз и ультиматумов». «Привет Кантону! Вот наш ответ Чемберлену!» – с таким экспрессивным заголовком напечатала публикацию на эту тему «Правда» – главная советская газета. Кантон (теперь это город Гуанчжоу) был столицей китайских революционеров.

Комсомолия Северного Кавказа ответила на ноту Чемберлена рублем: организовала сбор средств в пользу китайских комсомольцев. Об этом свидетельствует сообщение в «БС» от 23 апреля. Рассказывается об акции в ячейке ВЛКСМ при Донстрахкассе, в Ростове, но похоже, что этот пример был далеко не единичный. 

Между тем за нотой Чемберлена последовали антисоветские провокации в Лондоне и Пекине, и, как реакция на них, – резкие заявления советского правительства. Напряженность между СССР и Великобританией нарастала. В конце мая Чемберлен объявил об одностороннем разрыве Великобританией торгового соглашения и дипотношений с Россией.

В СССР это стало толчком для мощной патриотической кампании. Раз сгущаются тучи над Страной Советов, надо еще активнее, чем прежде, укреплять ее обороноспособность, делать решение этой задачи всенародным! Как? Через Осоавиахим – добровольное общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству.

И вот уже Осоавиахим объявляет сбор средств на воздушную эскадрилью «Наш ответ Чемберлену».

30 июня 1927 года «БС» опубликовала заметку о собрании в одной из местных комсомольских ячеек: «Постановили: сегодня же вступить в члены Осоавиахима. Сегодня же отчислить свой однодневный заработок на постройку самолета «Молодежь Северного Кавказа» и вызвать всю комсомолию края последовать этому примеру».

Заметка (она называлась «В Осоавиахим») – маленькая. Отклик вызвала большой.

Уже через два дня в «Большевистской смене» – заголовок: «Строим самолет Молодежь Северного Кавказа». Это – не просто заметка. Это – комсомольская перекличка, призыв на комсомольскую эстафету: «Кубанский окружком ВЛКС вносит 500 руб. в фонд постройки самолета «Молодежь Северного Кавказа» и вызывает следующие организации: Донскую, Таганрога, Майкопскую, Новороссийскую, Шахтинскую, Донецкую, Грозненскую, Терскую, Ставропольскую, Адыгейскую».

Принять этот вызов – значит, внести свой денежный вклад.

В эстафете участвуют не только комсомольские организации, но и отдельные комсомольцы. Возможно, что также – молодые коммунисты или беспартийные, но сочувствующие. Товарищ Г. Круль, заместитель ответственного редактора «Большевистской смены», делает персональные вызовы на участие в этой акции: «Вношу по вызову т. т. Чикиша, Евсеева и Шадиева 10 рублей в фонд постройки самолета «Молодежь Сев. Кавказа», вызываю на такую же сумму т. т. Харченко (парткурсы им. Микояна), И. Михалевича, Веру Вельтман, Гребенникова А. (Батайск), Шеленкова, Варугина, Баниша (Сальск), Власова Н. (ред. «Сов. пахаря»), Тимошенко Е. (Владикавказ), Глейзера».

Михаил Глейзер был в руководстве «БС», а «Вера Вельтман» – это газетный псевдоним будущей известной писательницы Веры Пановой. Она работала в «Ленинских внучатах» – газете-спутнике «БС» для пионеров и школьников, иногда публиковалась и в самой «Большевистской смене».

Может возникнуть вопрос: 10 рублей – это много или мало? Есть данные, что в 1927 году средняя зарплата составляла 63-65 рублей. Однако у некоторых категорий рабочих и служащих переваливала и за сто рублей, была вдвое больше. 

В результате объявленного Осоавиахимом сбора средств на укрепление оборонной мощи страны построили не только эскадрилью самолетов «Наш ответ Чемберлену», но и танковую колонну. 

 Еще до разрыва советско-британских дипотношений, 14 апреля, началось строительство подводных лодок для Черноморского флота «Революционер», «Спартаковец», «Якобинец». Некоторые историки утверждают, что и сюда тоже пошли средства, собранные на волне античемберленовской кампании. Если так, то, и наши читатели были к этому причастны. 

От разрыва торгового соглашения с СССР пострадала не только советская, но и британская сторона. Спустя два года, весной 1929 года, британское правительство (консерваторов) стало искать способ восстановить торговые связи с Советской Россией. Ответ советской стороны был таков: только после восстановления дипотношений и без предварительных условий. В октябре, уже при правительстве лейбористов, все произошло в порядке, указанном СССР.