Сегодня в нашем книжном клубе - гениальный Пушкин, литературный постмодернист Мураками и неподражаемый сатирик Жванецкий. 

А.С.Пушкин. «Евгений Онегин»

Осенью 1830 года, то есть ровно 190 лет назад, Пушкин закончил работу над своим бессмертным романом в стихах «Евгений Онегин».

Чем не повод еще раз взять в руки книгу, перечитать и насладиться? «Евгения Онегина» принято считать многослойной энциклопедией русской жизни, так как в нем описаны мир крепостной деревни, светского Петербурга и барской Москвы начала XIX века: мода, нравы, темы разговоров...

Многие строки из «Евгения Онегина» стали крылатыми фразами. Помните? «Что день грядущий мне готовит?», «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей», «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей...», «А счастье было так возможно, так близко!..», «Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень», «Блажен, кто смолоду был молод. Блажен, кто вовремя созрел», «Привычка свыше нам дана: замена счастию она», «Любви все возрасты покорны»...

Именно любовная история привыкшего проводить время на балах и в театрах Евгения Онегина и милой деревенской девушки Татьяны – центральная в романе. 

«Кто ты... Ангел ли хранитель или коварный искуситель?» – задает ему вопрос Татьяна в своем письме. Онегин, не готовый к серьезным чувствам, отвергает ее чистую глубокую любовь, а позже срабатывает принцип «бумеранга». 

Спустя два года он встречает в Петербурге Татьяну – теперь уже светскую замужнюю даму, законодательницу мод, «неприступную богиню» и... влюбляется. 

На этот раз уже он пишет Татьяне: «Случайно вас когда-то встретя, в вас искру нежности заметя, я ей поверить не посмел... Свою постылую свободу я потерять не захотел...»

Не получив ответа на письмо, ищет с ней встречи, находит, и что? Отвергнут со словами: «Я вас люблю ( к чему лукавить?), но я другому отдана и буду век ему верна». 

Грустная, поучительная и трогательная история несостоявшейся любви, написанная великолепным летящим и манящим слогом.

Харуки Мураками. «О чем я говорю, когда говорю о беге»

Харуки Мураками. «О чем я говорю, когда говорю о беге»
Поклонники творчества Харуки Мураками знают, что его произведения в большинстве случаев пронизаны темой одиночества, сюрреалистичными образами и настроением меланхолии («Охота на овец», «Норвежский лес», «Кафка на пляже» и др.)

«О чем я говорю, когда говорю о беге» – книга совсем другого порядка. В ней Харуки Мураками пишет о своем увлечении бегом – несколько лет почти каждый день преодолевал 10 километров, был участником многочисленных марафонов и даже пробовал себя в триатлоне.

Так случилось, что именно в год 10-летнего юбилея публикации этой книги Мураками на русском языке она стала особенно актуальна. Потому что в первую волну пандемии и всевозможных ограничений именно бег для многих стал желанным и необходимым средством восполнить недостаток движения. Если помните, за право совершать одиночные пробежки тогда развернулась целая битва. 

«Над бегунами часто посмеиваются, мол, эти на многое готовы, лишь бы жить подольше, но я думаю, что большинство людей бегают вовсе не поэтому. Им важно не продлить свою жизнь, а улучшить ее качество».

«Самое главное – это не скорость и не расстояние. Самое главное – постоянство: бегать ежедневно, без перерывов и выходных».

«Мне совершенно необходимы эти час – полтора ежедневного бега: я могу помолчать и побыть наедине с самим собой – то есть соблюсти одно из важнейших правил психической гигиены».

Писатель признается, что в ходе работы над этой книгой понял, что «искренне писать о беге означает искренне писать и о самом себе». Поэтому, собственно, и получилось у Мураками повествование в виде мемуаров.

Михаил Жванецкий. «Избранное» (сборник)

Михаил Жванецкий. «Избранное» (сборник)
Впрочем, именно эта книга или другая с произведениями Михаила Михайловича – не важно. Все равно получите удовольствие, испытаете восхищение и посмеетесь от души. 

«Мы им обещаем – обещаем, обещаем – обещаем, а им все мало!»

«Свет в конце тоннеля есть, вот только тоннель, сука, не кончается».

«Хочешь всего и сразу, а получаешь ничего и постепенно»

«Все люди братья, но не все по разуму»

«Совесть, она, как хомяк. Или спит или грызет»

Жванецкий, кстати, очень любил ростовскую публику. Считал ее умной и отзывчивой. До сих пор на одной из рекламных тумб Ростова висит афиша  его творческого вечера, который планировался на 3 ноября. Мечтала попасть... Не случилось. Еще за месяц до этой даты стало известно, что Жванецкий объявил о прекращении концертной деятельности. 6 ноября Михаила Михайловича не стало. Но остались его умные тонкие непревзойденные произведения.

Кстати, в сборнике «Избранное» есть воспоминания Михаила Михайловича о первых гастролях вместе с Романом Карцевым и Виктором Ильченко после ухода из театра сатиры Райкина. Прошли они как раз в Ростовской области. 

В деревнях артистов встречали, мягко говоря, не очень. Точнее, никак не встречали. Как пишет Жванецкий, не захотели. Но вернувшись в Ростов, где перед отъездом по деревням записали на телевидении миниатюру «Авас» (про студента-грузина по имени Авас и преподавателя), получили приглашение директора филармонии. И случился аншлаг! «Отныне мы влюбились в это слово, в это состояние...»