Началась работа над новой экранизацией культовой повести Галины Щербаковой. Когда-то она работала в газете «Комсомолец»

Счастливые ростовские страницы

Первый фильм, снятый по повести «Вам и не снилось», вышел на большой экран 23 марта 1981 года.

Рискну предположить, что в Ростове самые сильные эмоции уже сам факт создания этой картины вызвал в нашей редакции. Ведь будущий автор повести «Вам и не снилось» Галина Щербакова в начале 1960-х годов работала в нашей газете, которая в ту пору была областной молодежкой и называлась «Комсомолец». 

Отразились ли в этой повести какие-то ростовские впечатления писательницы? Напрямую, возможно, и нет. Однако годы спустя Галина Щербакова сделала такое интересное признание. Когда она с семьей переехала в Москву и «немножко хлебнула московской журналистики», то ощутила, что в работе столичной газеты ей чего-то не хватает. Она решила, что это, пожалуй, искренность и дружественность в отношениях с людьми.

Вероятно, Щербакова поделилась с кем-то из новых коллег желанием заняться литературной деятельностью и в ответ услышала что-то вроде: «Ну вот выйдешь на пенсию…»

«Мне кажется, что в Ростове мне бы так не сказали», – заключила она.

«В Ростове» – это прежде всего в редакции «Комсомольца». Здесь ценили неординарность журналистки Галины Режабек (Щербаковой она станет чуть позже). Ростовские коллеги в нее верили.

Вообще ростовские страницы были одними из самых радостных в ее судьбе. Через тернии, но ведь к счастью! В Ростове она разорвала наконец ставший тягостным свой первый брак и вышла замуж за примчавшегося к ней с Урала, где они и познакомились, Александра Щербакова. В Ростове они справили первое в своей жизни новоселье (квартиру получили от редакции). В Ростове у них родилась дочка Катя.

Чудесным городом, особенно поначалу, представлялся Галине Щербаковой Ростов. Сама она родом с Донбасса, до Ростова некоторое время жила и работала в Челябинске. По Ростову ей  хотелось  гулять и гулять: «Народу на улице кишмя кишит, такое впечатление, что живут в нем только счастливые!»

Такие радостные воспоминания – как витамины пожизненного действия. Наверное, они очень важны литераторам. Особенно тем, которые пишут о любви.

Режиссеры в очереди

У первой экранизации  «Вам и не снилось», как и у самой повести, необычная история. Экранизацию задумали раньше, чем в редакциях, куда Галина Щербакова отправила свою  рукопись, успели определиться: будут печатать или нет.

А вышло так, что, не дождавшись  от них ответа, писательница послала повесть о новоявленных Ромео и Джульетте на Центральную киностудию детских и юношеских фильмов им. М. Горького. Лично режиссеру Сергею Герасимову. Можно сказать, живому классику.

Вскоре – звонок. На проводе – супруга Герасимова, легенда советского экрана  Тамара Макарова. Говорит, что впечатлило. Что, вернувшись из Парижа, Герасимов займется этим материалом.

Тем, кто «Вам и не снилось» пока не успел прочесть или посмотреть, поясню, что впечатлило народную артистку. Это рассказ о двух влюбленных старшеклассниках – Юльке и Ромке, чувства которых мало кто из взрослых способен понять. Он – благородный книжный мальчик. Наверно, сегодня его бы назвали ботаником. Она – эдакий маленький сфинкс, излучающий токи пленительной женской беззащитности. 

Их семействам далеко до вражды шекспировских   Монтекки и Капулетти, но у  мамы Юльки и Ромкиного отца в юности  была любовь. Ей с годами даже вспоминать об этом было противно, а он не может вытравить ее из своего сердца. Его жена, Ромкина мама, это знает и Юлькину маму ненавидит.

Она решает перевести Ромку под благовидным предлогом в другую школу, а когда это не срабатывает, придумывает, что Ромкина бабушка нуждается в его помощи. Чтобы ухаживать за бабушкой,  надо ехать в другой город. И Ромка подчиняется чувству долга. Расстается с Юлькой и погибает. В самом прямом смысле слова.

…После Макаровой автору этой повести свои восторги высказал еще один человек из мира кино – режиссер Илья Фрэз. Предчувствуя, что может появиться немало охотников экранизировать это сочинение, Фрэз попросил Щербакову не забывать, что первым  ей позвонил  он. 

Во время работы над сценарием Фрэз сказал, что называть главных героев Ромка и Юлька – это перебор. Слишком явный намек на Шекспира. Так Юлька стала в фильме Катей.

Хотя кинематографисты отреагировали на повесть Щербаковой быстрее литработников, напечатали ее все-таки раньше, чем сняли фильм. Первыми с этой историей познакомились читатели популярнейшего в то время журнала «Юность».

Правда, тогдашний его редактор Борис Полевой, известный советский писатель, потребовал изменить финал. Щербакова сделала его неопределенным или, как принято говорить, открытым. Ромка, обнаружив обман родных, хочет сбежать от бабушки, не прощаясь, через окно. Прыжок в снег с третьего этажа представляется ему нестрашным. Вгорячах он даже встает с земли  с полным крови ртом и видит бегущую навстречу, такую долгожданную и неожиданную Юльку.

Что дальше – читатель домысливает сам.

Неопределенный финал книги Фрэз сделал более оптимистичным. Вряд ли у зрителей остаются сомнения, что Ромка будет жить!

Больше внимания взрослым

Инициаторы новой экранизации обещают, что не станут переносить действие повести в наши дни. Они считают, что его надо перевести на современный киноязык, сопроводить   созвучным  нынешним музыкальным трендам саундтреком.

Сообщается, что новый сценарий, над которым работает молодой драматург Ярослава Пулинович, будет ближе к первоисточнику, чем прежний. Что более выпукло в нем будут прописаны образы взрослых.

…Появление повести «Вам и не снилось» в свое время было бомбой. Так откровенно о чувствах подростков никогда прежде в советской литературе не рассказывали. Многие учителя в негодовании обрушились тогда и на журнал «Юность», и на Щербакову. Журнал требовали закрыть, Щербаковой запретить печататься. Они считали, что повесть забивает головы подростков ненужными мыслями. Зачем им задумываться о том, бывает беспримесная любовь или не бывает, как это делают ее герои, зачем  спорить об отличии любви и секса?  Скользкий путь! Вот и Ромку с Юлькой, говорили они, ни до чего хорошего он не довел.

Но повесть только набирала популярность, а после выхода фильма, наверно, не было в СССР человека, который не знал  хотя бы этого названия – «Вам и не снилось». Сегодня даже звучат  мнения о том, что книга «Вам и не снилось» вторглась в зону запретных тем, раздвинула их границы и  тоже сработала на приближение перестройки.

Успех первой экранизации этой повести был предсказуем. Она сделала приличные сборы в прокате, стала фильмом года по версии читателей популярного журнала «Советский экран». А ее саундтрек – песня Алексея Рыбникова на слова Рабиндраната Тагора «Последняя поэма» – сразу же вошел  в число золотых хитов.

Удастся ли приблизиться к этому успеху? 

Реальность стала другой, у фильмов и книг редко бывает долгое эхо. Но при любых раскладах появляется  надежда на то, что на волне внимания к новой экранизации поднимется   интерес к самой книге. Пусть даже теперь  не столько   у подростков, сколько у взрослых. Да, по-моему, на них она прежде всего и была рассчитана. Как и «Ромео и Джульетта» у Шекспира.