Где слушали эту музыку наши читатели довоенных лет


Джаз-ансамбль под управлением Якова СКОМОРОВСКОГО. Фото из открытых источников

Сегодня нередко можно услышать, что джаз в СССР был под запретом. Одни на этом настаивают, другие считают историю с запретом мифом. Во всяком случае, запрет – это явно не про отношение в Советском Союзе к джазу в 1930-е годы. Листаешь подшивки «Большевистской смены» (так тогда называлась наша газета) – и впечатление, что джаз звучал всюду.


Оркестр в фойе

Нравился, возможно, не всем, но коммунистическая идеология тут ни при чем. В Соединенных Штатах Америки создавались даже фонды для борьбы с джазом. Среди жертвователей – вовсе не члены компартии, а столпы общества, авторитеты в науке, бизнесе, которым казалось, что джазовая музыка не лучшим образом влияет на белую молодежь, разрушает ее эстетические идеалы.

В 1930 году «БС» поместила на своих страницах сатирическое стихотворение молодого ростовского поэта и критика Леонида Шемшелевича «Бег на месте». Это – не про джаз. Острие сатиры направлено против физкультурников, которые превращаются в спортивных профи: на производстве не работают, а только числятся. Вместо рабочей смены у станка – тренировка в спортзале.

В одном ряду с ними упоминает разгневанный поэт и «музыкальных джазбандистов», верно, намекая на таких же «подснежников» и среди музыкантов.

Развития в «БС» эта тема не получила. Видно, трудящиеся были не против, чтобы на их фабрике или заводе существовала своя крутая спортивная команда или свой джаз-банд, кем бы спортсмены и музыканты ни числились на производстве.

…В те годы в Ростове живой джаз можно было услышать, купив билет в кино: нередко перед киносеансом в фойе кинотеатра играл джаз-банд.

Ставилась ли перед музыкантами задача сделать музыку созвучной настроению фильма? Вероятно, какие-то правила существовали.

Вот кинообъявление в газете, приглашающее на фильм «Праздник святого Йоргена». В качестве своего рода бонуса зрителям – джаз-оркестр в фойе кинотеатра.

«Праздник святого Йоргена» – это комедия с Игорем Ильинским о двух пройдохах, которые решаются нажиться на вере народа в чудеса. Думается, с подбором мелодий к этому фильму проблем у джаз-банда не возникло: много чего подойдет.

Но в те же дни в Ростове демонстрируется прежде немая, а теперь озвученная первая экранизация первых двух книг Шолохова «Тихий Дон». И снова – обещание джаз-оркестра перед сеансом!

Когда несколько лет назад в Ростове проходила встреча с автором четвертой экранизации «Тихого Дона» Сергеем Урсуляком, музыкальной иллюстрацией к ней стал казачий фольклор. Верно, даже мысли не мелькало о джаз-банде.

Публикация в номере «БС» от 14 марта 1937 года подсказывает, что бы мог сыграть в тему шолоховского романа и его экранизации джаз-банд. Вот что там сообщается: «Большой популярностью среди трудящихся Таганрога пользуется женский джаз клуба машиностроителей. С огромным успехом джаз исполняет казачью песнь из оперы «Тихий Дон» «От края до края» и другие».

За землю, за волю,

За лучшую долю

Готовы на смертный бой, – эта боевая «казачья песнь» из оперы Ивана Дзержинского «Тихий Дон» народу полюбилась, исполнялась на разные лады. Возможно, играл ее и джаз-оркестр перед сеансом «Тихого Дона» в ростовском кинотеатре. А может, так происходило тогда по всей стране. Премьера оперы «Тихий Дон» состоялась в Ленинграде в 1935 году.

И вот еще красноречивая подробность, связанная с таганрогским женским джазом. В той публикации «Большевистской смены» сообщалось, что музыкальные инструменты, на которых играет коллектив, – это подарок ему от ЦК Союза машиностроения. То есть прямая поддержка джаз-банда сверху.


Цирк и киноджаз

Джаз в 1930-е годы звучал в СССР и на цирковых представлениях. В мае 1937 года наша газета радовала читателей: в Ростовском цирке – новая хорошая программа. А гвоздь этой программы – что бы вы думали? – киноджаз лилипутов!

В современных словарях слова «киноджаз» не найти. Судя по всему, оно обозначало номера, созданные по мотивам популярных кинолент, наполненные их мелодиями. Порой с участием персонажей этих фильмов.

В репортаже с представления наш корреспондент отмечает, что зрителям понравился киноджаз под управлением «Дугласа Фэрбенкса». Настоящий Дуглас Фэрбенкс – это американский актер, звезда немого кино. Зрители обожали его в ролях бесстрашного Зорро, Робин Гуда… Вероятно, артист, изображавший Фэрбенкса на ростовской арене, тоже совершал под музыку джаз-банда какие-то умопомрачительные трюки – не хуже, чем Фэрбенкс на киноэкране.

Кроме того, наш далекий предшественник отметил хорошо исполненный номер «Сцена на балу» из австро-венгерской кинокартины «Петер». Этот музыкальный фильм показали на Первом московском кинофестивале в 1935 году, он получил диплом и демонстрировался широким экраном по всей стране. Советским зрителям пришлась по душе его героиня – находчивая девушка, которой пришлось выдавать себя за рабочего парня Петера. И, верно, они были рады каждой новой с ней встрече.

В 1930-х годах джаз на Дону играли не только свои, донские музыканты. С джазовыми программами приезжали гастролеры – советские и зарубежные. В 1936 году, как следует из объявлений в «БС», в Ростове в течение трех дней выступал французский джаз-банд и целых шесть дней на открытой эстраде пела «известная негритянская певица Целестина Коол».


Неужели правда?!

Но больше всего, наверное, взволновала наших увлеченных джазом читателей публикация, которая появилась 1 апреля 1941 года. Название незатейливое: «Джаз п/у Я. Скоморовского». Для тех, кто не в теме, и в ее содержании ничего особенного. Зато для поклонников джаза это – настоящая сенсация: «Ростовской филармонией приглашен на постоянную работу джаз-ансамбль п/у Якова Скоморовского, хорошо знакомый ростовским слушателям по его приездам в прошлые годы».

Далее – состав коллектива (не только джазовые музыканты, но и исполнительница старинных романсов, артисты балета и др.), график концертов в Ростовской области: Шахты, Новочеркасск, Красный Сулин, Ростов, Таганрог…

Яков Скоморовский – это же один из пионеров советского джаза! Был правой рукой Утесова в его знаменитом «Теа-джазе», потом организовал собственный гастролирующий оркестр с базой в Ленинграде. Чем же мог заинтересовать такого музыканта Ростов? Какие ожидания связывал он с этим городом? Да и принял ли Скоморовский приглашение Ростовской филармонии?

Ни в одной из статей об этом выдающемся джазмене я не нашла и намека на возможный ростовский поворот в его судьбе. В хронике событий Ростовской филармонии переговоры со Скоморовским о сотрудничестве не зафиксированы. Большой знаток джаза, к которому я обратилась за консультацией, был потрясен: «Неужели правда? Может, первоапрельская шутка?»

На шутку не похоже… Так тогда не шутили.

Рискну предположить, что, гастролируя по Ростовской области, Яков Скоморовский оценил ее джазовый потенциал. Возможно, хотел реализовать на Дону какие-то новые творческие идеи, но – война! Уже с лета 1941 года Яков Скоморовский – руководитель джаз-оркестра в составе Центрального ансамбля Военно-морского флота…

Мечтало ли довоенное руководство Ростовской филармонии, приглашая Скоморовского на постоянную работу, превратить Ростов в южную столицу джаза? Почему бы и нет. Приблизить осуществление этой мечты сумел спустя годы другой музыкант – Ким Назаретов. Но это – уже отдельная история.