В мире спортивной гимнастики она человек очень известный. Как спортсменка принимала участие в двух Олимпиадах и неизменно возвращалась с титулом чемпионки в командных состязаниях. По окончании спортивной карьеры прекрасно проявила себя в тренерском деле, судействе, причем на самом высоком международном уровне.

Ныне Любовь Викторовна Андрианова (Бурда) представляет Россию в техническом комитете международной федерации гимнастики.

Медали просто так не возникают

В Ростове она оказалась тоже по делам своего любимого вида спорта. Двенадцать лет не проводились чемпионаты и первенства вооруженных сил страны по спортивной гимнастике. Инициативу возродить их проявили ростовчане. По общему мнению, состязания прошли на самом высоком организационном уровне. Чему, естественно, способствовала отличная работа судейской коллегии. Коллектив судей, обслуживавших женскую часть соревнований, возглавляла Любовь Андрианова. Упустить возможность пообщаться со столь авторитетным специалистом было бы просто неразумно.

— Любовь Викторовна, наша газета начала серьезный разговор о судьбах российского спорта, в первую очередь — детского, ибо те живительные роднички, которые питают талантами спорт высших достижений, увы, нередко оказываются брошенными на произвол судьбы.

— Процесс разрушения происходит очень быстро. А чтобы восстановить, требуется намного больше времени, сил, средств. Гимнастика — очень сложный вид спорта. Заниматься им начинают в раннем возрасте. Чтобы достичь чего-то существенного, ребенку приходится отказывать себе во множестве приятных моментов, вполне естественных для детей в этом возрасте. Они касаются развлечений, питания, режима дня и многого другого. Гимнастика требует, если хотите, каторжной работы детей. Пусть умелый тренер и старается облекать ее в форму игры, пусть и ребенку очень интересно, он увлечен этим занятием, но все равно трудиться необходимо системно и очень много. Так что вы очень правильно делаете, что начали серьезный разговор о судьбах детского спорта.

— Вы судили женскую часть состязаний, есть девочки, которые особенно приглянулись?

— Они еще маленькие, 1997-98 годов рождения. Некоторые понравились, но говорить о них как о звездочках еще очень рано. Им еще расти, создавать хорошие комбинации, шлифовать исполнение элементов и программ. Но радует уже то, что есть на кого посмотреть. Увы, за последнее время утеряно очень большое количество тренеров. Потерять смогли, а вот воспитать новых не сумели, не успели. Из спортсменов, которые заканчивают свой путь в гимнастике, очень мало кто выбирает тренерский хлеб. Очень уж он тяжел. Очень много социальных проблем, с которыми молодой специалист, увы, остается порой один на один. Мы постоянно слышим, что нужны олимпийские медали, но они, эти медали, просто так не возникают. Они не появятся по мановению волшебной палочки. Для этого нужны специалисты, одаренные дети, отлаженная система их выявления и грамотной эффективной подготовки на всех этапах становления и развития. На все это необходимо время.

Но самое главное — должен быть прочный тандем тренера и спортсмена. Всегда поражаюсь, когда слышу, что главное — это спортсмен. А где же тренер? Что такое спортсмен без тренера?! Это ничто. Без знающего наставника, технаря, да еще и важно, чтобы он был педагогом, ничего не сделаешь.

— Увы, сегодня весьма нагляден иной подход. За тот же олимпийский успех материальное вознаграждение спортсмена и тренера далеко не одинаково. Но дело даже не в деньгах, беда в том, что очень многие спортсмены уверены, что все замыкается исключительно на них. Не нравится тренер, сменим. Да и чиновники рассуждают примерно так же.

— Это очень большая ошибка. Мне в жизни очень повезло на хороших наставников. Юрий Эдуардович Штукман был удивительным человеком. В эту когорту входит и Руслан Спиридонович Лавров, создавший в Ростове очень авторитетную школу гимнастики. Это люди, которые жили гимнастикой, творили, двигали ее вперед. Мы учились у них всему — что читать, как разговаривать, как одеваться, что и как кушать. Штукман был для меня вторым папой. Понятно, что есть родители, но вторые люди в моей жизни, которые сделали меня, это мои наставники. Только такая работа тренера и спортсмена принесет успех. Спортсмен без тренера ничего не стоит, как и наставник тоже — без талантливого ученика. А критерий всему — результат.

— В вашем виде спорта отъезд тренеров за рубеж приобрел огромные масштабы.

— Конечно, люди имеют на это право. Наша беда сегодня, что отпустили таких специалистов. Но сделать ничего невозможно. Люди хорошо устроились, пустили там корни, дают результат. Их там уже все признали как очень сильных специалистов. Иной раз посмотришь на трибуну, где сидят специалисты на чемпионатах мира, в делегациях очень многих стран по нескольку человек русскоговорящих. Пожалуйста, дочь олимпийского чемпиона Люкина уже сама олимпийская чемпионка. Это наша плеяда тренеров ее подготовила. Сегодня мы радуемся за них. Но всегда возникает мысль, а как было бы хорошо, если бы эти специалисты работали дома. Мы все помним, как закрывались школы, как не было зарплат. Не хочу сказать, что многие не выдержали эту трудную ситуацию. Наверное, они просто так решили. Это их выбор и его надо уважать.

— Вы сами перед таким выбором стояли?

— Один раз был разговор с мужем. Нам предложили открыть в США свою школу. Посидели, подумали — здесь наши дети, внуки, родители, друзья. Были бы моложе, возможно, и согласились. Я работала по контракту в США. Потом еще несколько раз приглашали в этот же клуб, возможность остаться была. Но, понимаете, там к тебе с улыбкой обращаются — привет, как дела? И тут же идут дальше. Ты же спросила — как мои дела, я хочу ответить, но это уже неважно. У них установка такая — надо бодро улыбнуться и просто сказать: о’кей. А мы другие. Возможно, это и мелочь, но  мне  было дико, что, придя в гости с гостинцами, прощаясь, надо все, что осталось, забрать назад. Мы другие. И в возрасте таком, что уже поздно менять менталитет и привычки. Мы решили остаться дома.

— После окончания спортивной карьеры вы как-то плавно перешли в иные ипостаси, оставшись в гимнастике.

— Считаю, что мне очень повезло. Продолжила свою жизнь в гимнастике. Была тренером, судьей. Сегодня — член технического комитета международной федерации гимнастики. Технический комитет создает правила, проводит все официальные соревнования. Это важная и сложная работа.

— Принято считать, что женская гимнастика уходит от той одухотворенности, которая была в ваши времена и раньше.

— Могу поспорить. Да, что-то теряется, но что-то и находится. Если сравнивать с теми временами, когда выступала Латынина, то гимнастика, по сути, стала молодежной. Невозможно человеку сказать — здесь ты должна остановиться в стремлении к сложности. Приходит девочка, да, может быть, она так вдохновенно не танцует, но каждая берет своим, она владеет сложными элементами. Найти сочетание сложности и артистичности — вот это главная задача. Нынешние правила дают возможность стимулировать артистичность, можно сбавить оценку на добрый балл. Но не всегда эту возможность используют. Начинаешь судей спрашивать: почему? Отвечают, мол, ребенок столько трудился, комбинацию сделал, пусть и не очень артистично, но наказывать его за это как-то жалко. К этим правилам тоже надо привыкнуть, надо судьям объяснять, показывать, учить, чтобы они умело поощряли артистичность.

— Насколько я понял, вы считаете, что гимнастика идет верным путем?

— Многие нас ругают за то, что гимнастика все сложнее. Но я не могу согласиться, что сегодня она сложнее, чем была, скажем, лет восемь-десять назад. Да, немного сложнее стали упражнения на брусьях, но и интереснее тоже стали. Например, в Пекине на Олимпийских играх финальные соревнования прошли без единого падения. А какие красивые были упражнения, какие красивые гимнастки. Это говорит об уверенности. Не забывайте, что на Олимпиадах всегда запредельное психологическое напряжение, но и с ним девочки успешно справлялись, как и со сложностью программ. Давайте оптимистичнее смотреть вперед. Все вместе трудиться с пониманием ответственности за будущее гимнастики. И тогда придем к гармонии сложности и красоты.

С каждым новым олимпийским циклом мы стараемся что-то усовершенствовать. Вот и в Ростове собрала всех судей и попросила внятно сформулировать, что в нынешних правилах не устраивает, что надо было бы изменить.

— Есть возможность реально влиять на этот процесс?

— Конечно. У нас очень хороший технический комитет, грамотный, высокопрофессиональный. Понятно, что невозможно сразу вводить все, что мы предлагаем, надо доказывать, убеждать. Не все пока получается, но, подчеркиваю, у нас сильный, знающий дело комитет, готовый трудиться на благо будущего гимнастики.

— Работа в этом комитете — это общественная нагрузка?

— Да, я за это зарплату не получаю, только командировочные, когда требуются выезды. Но я делегат от своей страны и считаю, что это очень ответственно.

«Я другой такой страны не знаю…»

— Любимое время года?

— Как человек очень теплолюбивый  больше всего люблю лето.

— Время суток?

— У меня обычно к вечеру больше энергии, настроена что-то делать, неважно даже где это происходит — дома или на соревнованиях.

— Умеете готовить?

— Кто же еще будет готовить в семье, как не жена, мама, бабушка. Не возьму смелость сказать, что я такой уж корифей в кулинарии, но гостей принимать люблю, а значит, и готовить. Люблю делать заготовки на зиму. Родным и близким нравится.

— Гости — это люди спортивного круга?

— Не обязательно. За многие годы жизни мы приобрели не только друзей из мира гимнастики.

— Напиток, которому отдаете приоритет?

— Чай с лимоном.

— А из спиртного?

— Хорошее красное вино — французское или итальянское. Нравится и ваше цимлянское.

— Цвет?

— Раньше очень любила коричневый. Но всю жизнь отдаю приоритет белому.

— Праздник?

— Новый год.

— Книга?

— Читаю достаточно много, особенно в командировках. Дома, вы понимаете, у женщины возможностей для этого куда меньше. Сегодня в жизни вокруг, увы, много самого разного негатива. Поэтому предпочитаю легкие любовные романы. Прочитала и… забыла.

— Музыка?

— Классическая, эстрадная, с удовольствием слушаю самую разнообразную хорошую музыку, как говорится, под настроение.

— Фильм?

— «Москва слезам не верит» и другие наши старые фильмы. В них было очень многое — доброта, эмоции, душевность. Современные картины нравятся меньше. Но вот недавно с внуком ходила на «Аватар», смотрела с удовольствием.

— Внук уже приобщился к спорту?

— Ему шесть лет, начал заниматься гимнастикой.

— Ну, уж если он пойдет в дедушку и бабушку…

— Не будем загадывать, лучше всего, если он сам на себя будет похож.

— У вас сколько детей?

— Два сына. Тоже занимались гимнастикой, были неплохими мастерами спорта. Старший сын так и остался в гимнастике. Работает по контракту тренером в Японии. А младший сказал, что в семье и без него тренеров да гимнастов хватит, и занялся коммерцией. Я считаю себя очень счастливой женщиной — муж, два сына, внук.

— Есть любимый актер?

— Они из той великой плеяды, что, увы, уже ушли — Жженов, Тихонов — актеры с большой буквы. Сейчас тоже одаренной молодежи много, но мне та плеяда все-таки ближе.

— Есть вид спорта кроме вашего, который вам особенно интересен?

— Очень люблю смотреть одиночное мужское фигурное катание. Этот вид спорта воспринимаю примерно так же, как гимнастику. Художественную гимнастику смотрю, но определенное однообразие в ней все-таки ощущается, хотя смотрю все равно с интересом.

— Страна? Город?

— Когда выступала, то очень любила Германию. Сейчас так много поездок, что даже не могу что-то особо выделить. Очень много стран видишь, и каждая интересна по-своему. В прошлом году была в Мексике. Очень многое вспомнила, что связано с моей первой Олимпиадой. А город… Многие города так преобразились. Люблю приезжать в Ростов, всегда доброжелательные, хорошие люди. Люблю свой родной Воронеж, сейчас он стал очень красив. А вот в столице очень устаю, если выехала куда-то из дома, то целый день в суматохе.

— Но живете в Москве?

— Да, но часто бываю и во Владимире.

— Как проводите досуг?

— Очень люблю работать на даче. Вообще не терплю праздности, мне нравится обязательно что-то делать.

— Автомобиль водите?

— Права имею, когда получила, то водила, но сейчас необходимости в этом нет.

— А марка автомобиля имеет значение?

— Лучше, конечно, красивая иномарка.

— Есть изречение или девиз в жизни?

— Жить так, чтобы не было стыдно перед людьми.

— Историческая личность, с которой хотели бы пообщаться, будь такая возможность.

— Поговорить бы сейчас со Штукманом. Это тот человек, с которым я могла говорить обо всем. Он научил меня всему – ходить, одеваться, даже выпивать. Когда мне исполнилось восемнадцать лет, он пришел с бутылкой шампанского и сказал: «Люба, теперь ты имеешь право со мной выпить».

— А как он сам относился к спиртному?

— Не могу сказать, что он выпивал постоянно, но как любой нормальный человек иногда мог себе позволить.

— О нем очень многие так тепло вспоминают, тот же Руслан Спиридонович Лавров.

— Да, они очень дружили. Оба творцы, новаторы, педагоги от Бога.

— Самая большая ваша удача?

— Что появилась на этот свет.

— Самое горькое разочарование?

— И в спорте, и в жизни в целом, конечно, неприятные моменты случались, куда же без них. Горькое в каждой жизни есть. Но стоит ли об этом говорить. Тем более, что все познается в сравнении, и хорошее всегда куда более памятно.

— Наиболее памятные для вас соревнования?

— Безусловно, это Олимпиады. И еще первый большой успех, после которого я почувствовала, что уже стала гимнасткой. Это было на спартакиаде народов СССР в 1967 году, когда мне сказали, что берут в сборную страны. Для меня это было огромной радостью. Вообще не могла представить, что буду рядом с такими великими спортсменами, как Михаил и Зинаида Воронины, Наталья Кучинская. Они для меня, девочки из обычной рабочей семьи, были где-то там, на недосягаемой высоте.

— И как они вас приняли?

— Я была сложным человечком, как говорится, с характером. Но вошла в коллектив легко. На Олимпиаде в Мехико в пятнадцать лет стала первой девочкой, которая попала туда по специальному допуску МОК. Когда летели, то легендарный борец Александр Медведь все подшучивал над моей фамилией. Я так переживала, даже плакала. А потом была наша победа в командном первенстве. И нас так тепло чествовали.

— Есть даже снимок, вы все в сомбреро.

— Да, каждый шажочек, каждый нюансик запомнился на всю жизнь, ведь для меня такой праздник спорта был впервые. Через четыре года мы были уже взрослее, опытнее. Все воспринималось уже не только на максимальных эмоциях. Мы в Мюнхене достойно выиграли.

— В спорте осталась у вас неосуществленная мечта?

— Конечно, я мечтала стать олимпийской чемпионкой в абсолютном первенстве. Но чего-то не хватило. Скорее всего, трудолюбия. Не любила работать монотонно, немножечко ленивая была, честно говорю.

— Снились ли вам спортивные сны?

— Они и сейчас снятся. И сейчас выступаю на бревне и почему-то забываю упражнение.

— А почему бревно?

— Нет, не всегда именно упражнения на бревне, бывает, что снятся и вольные упражнения.

— Что бы вы отнесли к достоинствам вашего характера?

— Порядочность. Во всяком случае, стараюсь быть такой.

— А недостатки?

— Конечно, есть. Но главное, что я о них сама знаю  и стараюсь избавляться. Вслух же о них пусть мои недруги говорят.

— Вредные привычки?

— Вроде бы Бог избавил, не пью, не курю.

— Что привлекает в людях?

-— Для меня важнее всего — честность, порядочность.

— А что не приемлете?

— Зависть.

— Но в спорте это нередко бывает?

— Знаете, в спорте это что-то другое. А вот по жизни быть завистливым человеком — это страшно, этого я не понимаю и не принимаю.

— В ваши времена за право попасть в сборную страны конкуренция была огромная.

— Но не было драки, не было обид, кто попал, кто не попал. У нас прекрасная была команда. Говорю же, мне очень везло. Мы были настолько дружными, не завидовали друг другу, хотя вся шестерка была такая, что каждая могла стать лучшей. Но рассуждали так — сегодня ей больше повезло и искренне радовались за подругу.

— Как относитесь к животным?

— Обожаю. Причем практически всех. Может быть, немножко брезгливо отношусь к мышам, а так, сколько себя помню, всегда рядом были собаки, кошки, ежи, другая живность. Сейчас на даче живут кошка и две собаки.

— Породистые?

— Нет, приблудившиеся, но от этого я их люблю еще больше.

— Было у вас хобби или спорт забирал все время и силы?

Какие-то одномоментные увлечения были, но всепоглощающим стала только гимнастика.

— Идеальный отпуск, место, время?

— А я и не знаю, что такое отпуск, не было такого. Когда работала тренером,  во время собственного отпуска все равно ехала с детьми, которых тренировала, они-то должны быть под контролем двадцать четыре часа в сутки. Так и отдыхали вместе, готовясь. Мне это, кстати, очень нравилось.

— Есть сейчас в жизни мечта?

-— Есть, но говорить вслух о ней не стану, это должно быть только моим.

— Какая страна кроме России ближе всего вам по духу?

— Нет такой страны, только Россия мне по духу близка. Где бы ни была,  всегда тянет домой. И даже сейчас, хотя и очень люблю ваш город, и здесь у меня много друзей, но все равно хочется домой.

— Если бы не сложилась спортивная карьера, кем могли бы стать?

— Всю жизнь мечтала быть врачом, потому что это настолько благородное и нужное людям дело. Хотя среди родных и близких врачей не было.

— В спортивной юности у вас был кумир или человек, на которого хотели бы равняться?

— В гимнастике очень любила Зину Воронину. Да  Наташа Кучинская была тоже очень хороша, но Зину я просто боготворила.

— В детстве от родителей вам перепадало?

— Все бывало. Один момент запомнила на всю жизнь. Я уже говорила, что семья была простая, рабочая, без особого достатка. Была копилка, в которую собирали деньги, и в случае крайней необходимости она выручала. А я приспособилась каким-то образом оттуда выуживать денежки, чтобы купить друзьям в деревню, куда меня отправляли к бабушке, немудреные подарочки. Когда это раскрылось, папа пустил в дело главный аргумент — ремень. Родители работали на заводе синтетического каучука.  Мама аппаратчицей, а папа слесарем, он был первым на заводе удостоен ордена Ленина.

— Ваши родители живы?

— Папы, увы, уже нет с нами, а мама, слава Богу, жива.

— Что больше всего цените в противоположном поле?

— Надежность, внимание, порядочность, доброту.

— Излишне спрашивать, как вы познакомились с мужем?

— Гимнастика нас свела. И я за это благодарю Бога.

— За последнее время приобрели новых друзей или потеряли старых?

— Старых друзей теряешь, только когда они уходят из жизни. А приобретать новых друзей в нашем возрасте уже очень сложно. Да и не бывает много друзей. Конечно, мы много ездим, со многими людьми знакомимся. Они прекрасные люди. Но друг это что-то большее, как говорится, это — по жизни. У меня есть несколько таких людей.

— Они из мира спорта?

— Не всегда.

— Можете вспомнить какой-то веселый или курьезный случай из вашей жизни?

— Я человек немножечко закрытый, не отношусь к весельчакам, готовым постоянно хохмить. Поэтому и выделять что-то подобное из своей жизни не рискну.

В 1968 году она в составе сборной СССР дебютировала на Олимпийских играх в Мехико. Была тогда столь молодой, что для допуска на соревнования потребовалось специальное решение. Среди четырнадцати команд сборная СССР была лучшей — 382,85 балла. В ее составе олимпийскими чемпионками стали: Зинаида Воронина, Наталья Кучинская, Лариса Петрик, Ольга Карасева, Людмила Турищева и Любовь Бурда. Серебро завоевала сборная Чехословакии — 382,2. Бронзу — сборная ГДР — 379,1.

А четыре года спустя на Олимпиаде в Мюнхене сборная СССР вновь стала сильнейшей, уже в следующем составе: Людмила Турищева, Ольга Корбут, Любовь Бурда, Эльвира Саади, Антонина Кошель, Тамара Лазакович.

В 1970 году на чемпионате мира в составе сборной СССР титулов чемпионок в командном первенстве были удостоены: Зинаида Воронина, Ольга Карасева, Любовь Бурда, Людмила Турищева, Ольга Корбут и Тамара Лазакович.