По инициативе областной организации Союза журналистов России начат серьезный разговор о проблемах развития детского спорта.

В их обсуждении за «круглым столом» в Доме журналистов участвовали: заслуженный тренер России по легкой атлетике, директор СДЮСШОР №1 Игорь Солянкин, заслуженный мастер спорта СССР, двукратная чемпионка мира, четырехкратная чемпионка Европы по баскетболу Тамара Слиденко, заслуженный тренер СССР и России по футболу Владимир Гаврилов, заслуженный тренер России по греко-римской борьбе Арменак Гайбарян.

Александр МИТРОПОЛЬСКИЙ:

— Предлагаю начать разговор с обсуждения состояния материальной базы, которая существует в Ростовской области для развития ваших видов спорта.

Игорь СОЛЯНКИН:

— Мое глубочайшее убеждение, что ни в одном виде спорта материальная база никогда не была решающим фактором.

И все же начинать разговор с нее вполне логично. Уже хотя бы потому, что база должна соответствовать требованиям двадцать первого века. К огромному сожалению, в применении к легкой атлетике можно говорить, что такая база полностью отсутствует. В Ростове — единственный манеж ДГТУ. Время, выделенное легкой атлетике, — с шестнадцати до девятнадцати тридцати. И в этот промежуток нужно как-то втиснуть всех — от групп первого-второго годов обучения до элитных спортсменов. В Ростовской области нет ни одной беговой дорожки для проведения нормальных соревнований. Последние крупные состязания, которые принимал Ростов, прошли в 1996 году — чемпионат Вооруженных сил на стадионе СКА. Там существовала дорожка, положенная еще в 1989 году. Сегодня она не устарела морально и физически, она убита временем.

Владимир ГАВРИЛОВ:

— В футболе тенденция, увы, тоже не радующая. Исчезают стадионы. Нет манежей, в которых можно было бы вести качественную учебно-тренировочную работу круглый год. Да, появляются искусственные поля и площадки. Но одними ими проблемы развития детского футбола, качественной подготовки смены не решить. Для полноценной учебно-тренировочной работы с детьми нужны поля, а не приспособленные площадки. Эффективности в этой работе можно достичь только на качественных полях и силами подготовленных для работы с детьми специалистов.

Тамара СЛИДЕНКО:

— Были времена, когда в баскетбол играли исключительно на воздухе. В Ростове тогда было много площадок, на которых с удовольствием играли дети, росли сильные игроки. Потом игра переместилась в залы. Пусть они были и весьма скромные, но в них проходили регулярно даже игры всесоюзного масштаба. Мы тренировались именно в этих залах. А площадки стали исчезать. Но, увы, потом наступил такой период в истории донского баскетбола, что игра под разными предлогами стала вытесняться из залов. Сегодня реалии таковы, что возможности баз весьма ограничены. «Экспресс», зал СДЮСШОР №7, пара-тройка залов в вузах, вот и все.

Аренда Дворца спорта стоит несусветных денег. Голубой мечтой остается появление в Ростове дворца для игровых видов спорта. Бывая в той же Казани, по-хорошему завидую — какие дворцы построены, какие замечательные спортивные комплексы. И все сделано так, что для детей они работают бесплатно. Такие праздники для детворы устраивают, реально делают очень многое, чтобы с улицы забрать детей, увлечь их спортом.

Больно об этом говорить, но совершенно погиб баскетбол в таком мощном в свое время центре, как Таганрог, мужская команда которого была трижды чемпионом России. Была сильная детская спортивная школа, давшая российскому баскетболу множество ярких игроков, а ныне нет ничего, даже кольца в зале «Красного котельщика» срезали.

Арменак ГАЙБАРЯН:

— Я согласен с тем, что условия должны соответствовать веку, в котором мы живем. А те, в которых мы сейчас тренируемся, существенно ничем не отличающихся от существовавших до войны или сразу после нее. Чему удивляться, если в Ростове нет ни одного зала современного уровня. Как-то выручают зал училища олимпийского резерва, да «Геркулес». Очень надеялись на зал спортивного комплекса, который создается под западной трибуной стадиона «Олимп-2». Но ремонт там заморожен. Ощущение, что забыли о приближении Олимпиады в Лондоне. А борьбой на Дону занимаются четыре тысячи человек… Талантов хватает. И если будут базы, на которых можно работать, то привлечение детей к нашему виду спорта реально возрастет в два-три раза, и новые звездочки будут появляться. Сегодня хочется все-таки получить внятный ответ на вопрос — почему в Ростове заморожены три основные спортивные стройки, которые жизненно важны для развития ведущих видов спорта: стадион «Труд», бассейн «Коралл» и «Лидер 21 век»?! Куда делись выделенные на это деньги? Кто-то за это же должен ответить…

Александр МИТРОПОЛЬСКИЙ:

— База — это очень важно. Но куда важнее вопрос о том, что за человек будет рядом с начинающим спортсменом, кто будет воспитывать его….

Игорь СОЛЯНКИН:

— Все зависит от тренера. Да, бегать у нас негде, но олимпийские медали завоевываем. Негде было молот метать, а олимпийский чемпион Сергей Литвинов был. И все потому, что были сильные тренерские кадры, они есть и сейчас, надеюсь, будут и в дальнейшем. Пятнадцать лет Ростов не принимал крупные соревнования по легкой атлетике. Но с полной ответственностью могу сказать, что сегодня только собственным составом донских специалистов способны провести чемпионат России на самом высоком уровне. У нас очень сильный, великолепный тренерский коллектив. Но прямо скажу и о том, к чему идет дело — все ведущие спортсмены из родных мест уезжают. Чичерова уже двенадцать лет тренируется в Москве. Сильнов, Гущина, Лысенко уже тоже там. На днях узнали, что уезжает и участница олимпийских игр в Пекине Муринович… Когда в Ростове тренировался олимпийский чемпион Сергей Литвинов, то рядом с ним, на его примере, формировалась целая школа его наставника Игоря Тимашкова, росли другие сильные спортсмены. А сейчас дети видят наших ведущих спортсменов только по телевизору.

Школа, которой я ныне руковожу и воспитанником которой являюсь, была организована в годы войны, в 1943 году. В той обстановке люди думали о будущем. А ныне, выходит, недосуг об этом задуматься всерьез, чтобы кардинально решить проблемы.

Средний возраст тренеров нашей школы — около сорока пяти лет. Причем показатель стал ниже только потому, что недавно взяли двух молодых тренеров по двадцати одному году. Три тренера в возрасте за семьдесят, семеро — за шестьдесят. Они работают, и делают это хорошо. Но вопрос притока молодежи стоит остро. Потому что система оплаты труда такова. Заслуженный тренер, имеющий большую выслугу лет и учеников соответствующего уровня, получает зарплату до тридцати тысяч в месяц. Но молодой тренер, при всем желании руководства школы его поддержать, чтобы получить ставку размером четыре тысячи семьсот десять рублей, должен набрать и работать с сорока четырьмя человеками. И это в легкой атлетике, куда сегодня дети не очень-то и хотят идти!

Еще проблема. В Ростове два высших учебных заведения, готовящих тренеров. А выпускники приходят и не знают, что такое зона коридора разбега. Вот и вопрос — как учатся, и кто учит…

Владимир ГАВРИЛОВ:

— Что касается подготовки детских тренеров, то в последнее время предпринимаются очень обнадеживающие шаги. По инициативе областной федерации футбола проводятся семинары. Те, кто действительно хочет постичь это нелегкое дело, получили на них большую пользу. Внимание детских тренеров акцентировалось и на том, что каждому возрасту свойственна своя специфика. На каждом этапе становления юного игрока свои задачи и свои способы их эффективного решения.

В становлении игрока крайне важно, чтобы радом с ним был грамотный, знающий, ответственный наставник. А также и то, чтобы в команде, куда приходит молодой игрок, была преемственность. Когда-то меня, молодого игрока, наставляли Богатело, Щербатенко, Аздариди. Потом уже нас, опытных, меняли Понедельник, Хахонов, Юлгушов, Одинцов… Разрыв преемственности поколений — это одна из очень больших проблем нашего спорта. Уверен, что невозможно качественно воспитывать молодые таланты, если они не знают славной истории, людей, которые ее создавали. Но у нас, увы, об этом тоже забывают. Вот играла сборная ветеранов СССР в Ростове. В ее составе были Хидиятуллин, Бубнов, другие ребята, воспитанные при моем непосредственном участии. Но организаторы меня даже пригласить забыли.

Тамара СЛИДЕНКО:

— В баскетболе для тренеров организуются очень хорошие семинары российского уровня. Но, к сожалению, сколько к нам в область ни присылали вызовов на такую учебу, тренеры не выезжают. Потому, что их не командируют. Предлагают ехать за свой счет. А игра-то меняется, есть масса нового, что тренерам знать просто необходимо…

Арменак ГАЙБАРЯН:

— В нашем виде спорта с преемственностью в тренерском составе дело обстоит хорошо. Но еще раз надо подчеркнуть решающую роль, которую в этом деле сыграл президент федерации Рафаэль Самургашев. Чтобы у молодых тренеров был стимул трудиться и совершенствоваться, он старается их поддерживать материально. Ведь ситуация действительно тупиковая. Сложно рассчитывать, что за пять тысяч молодой тренер будет полностью отдавать себя делу. Ему нужен хотя бы приемлемый минимум для того, чтобы успешно трудиться. Сегодня у нас в борьбе тренерская зарплата, даже самая высокая, не превышает двадцати двух тысяч. А наши коллеги того же класса в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Новосибирске, Екатеринбурге зарабатывают до пятидесяти тысяч. Ну разве это не парадокс, не повод для анализа и принятия серьезных решений! Если так будет продолжаться, то мы станем терять не только одаренных спортсменов, но и наставников. Я лично считаю, что заслуженный тренер страны — это тот же профессор, который еще вдобавок прошел с учениками сквозь все испытания по жизни. И непонятно, почему в одной из самых спортивных областей страны самая низкая тарификация для тренеров.

Игорь СОЛЯНКИН:

— У нас в стране была лучшая в мире система физического воспитания и спорта. Ребенок как попадал в детскую спортивную школу, так и шел по всем ступеням становления и развития своих способностей. Увы, вся эта эффективная система оказалась разрушенной. Нам теперь можно держать в школе только до восемнадцати лет. Специфика нашего вида спорта такова, что надо начинать с девяти-десяти лет, причем с двенадцати уже начинать работать основательно, но при этом даже в шестнадцать можно не увидеть истинного потенциала. Талант может раскрыться и в восемнадцать, и в двадцать лет. В тот самый период, когда этот спортсмен окончит СДЮСШОР. А что дальше? Системы как таковой нет…

Владимир ГАВРИЛОВ:

— В футболе проблема в том, что мальчик выпускается, но еще не готов сразу играть в клубе какой-то из лиг. И если он в такую команду сразу не попал, то, играя на первенство города или даже области, он теряет то, что приобрел ранее, опускается в мастерстве ниже. Уже нет той системы тренировок, нагрузки. И это создает, увы, вполне реальные опасности, чтобы для большого футбола мальчик просто пропал. Когда тренируешься раз-два в неделю, о каком росте мастерства и серьезном совершенствовании может идти речь? Так способные ребята и теряются.

Тамара СЛИДЕНКО:

— Проблема адаптации юных талантливых игроков во взрослом баскетболе очень острая и сложная. Дело осложняется еще и тем, что команды пополняются легионерами. А многие наши способные ребята остаются беспризорными. Тренеры уже не обращают на них внимания.

Арменак ГАЙБАРЯН:

— Если в школе готовят классных ребят и передают их дальше, то такой школе присваивается статус специализированной, олимпийского резерва. Вроде бы все логично. Но сегодня и эту систему ломают. Потому, что в школе можно держать ученика только до восемнадцати лет. Этот барьер наносит огромный вред. А если мальчик в той же борьбе раскроется чуть попозже? Нам говорят, передавайте его в центр спортивной подготовки. Но туда возьмут, только если он призер первенства России. А если он пока не призер, но уже мастер спорта с серьезной перспективой, выходит, просто выгоняй его на улицу. Это же абсурд! А вот вам другая острейшая проблема. Тренер отыскал способного мальчика, подготовил его, помог раскрыться, заявить о себе и для дальнейшего совершенствования передает его в училище олимпийского резерва. На первый взгляд, все очень хорошо. Беда только в том, что при этом страдает сам тренер. Ему приходится все начинать с нуля, причем и зарплату ему тут же обрубают до минимума. И какой смысл ему при таком подходе искать, открывать, вкладывать душу в новых звездочек? Мы предлагаем продумать и ввести систему зачета для таких тренеров, чтобы у них не пропадали, а еще более укреплялись стимулы работать с максимальной творческой отдачей и передавать ребят для дальнейшего совершенствования. И уж конечно, чтобы они не теряли в заработной плате.

Следующая проблема — обеспечение календаря соревнований. Как старший тренер сборной команды области, я регулярно участвую в составлении календаря и планировании расходов на него. Но что можно сделать, если планируешь два победителя, а выигрывают, к примеру, пять-шесть. Это же говорит о том, что готовят ребят хорошо, что есть таланты. Так что, везти на соревнования двоих, а другим сказать, чтобы не побеждали, не завоевывали право выступать на первенстве страны?! Сказать — уходите?! И все потому, что деньги заложены на двоих.

Сегодня мы мечтаем о финансировании хотя бы на уровне 2008 года, а Олимпиада в Лондоне все ближе. И молодые таланты, которые проявили себя, уже попадают под серьезный прицел. Их приглашают в другие территории, гарантируя зарплату тысяч в тридцать, а мы ему и пять тысяч дать не можем. Это реалии сегодняшнего дня. Проблемы, которые надо тоже решать кардинально, с серьезной перспективой…