Счастье это или несчастье для молодой гандболистки, если она решила ответить на любовь главного тренера своей команды и выйти за него замуж. Наверное, счастье, что муж и руководитель у нее совпадают в единственном лице. Но, наверное, и несчастье, потому что в любой команде обязательно найдется хоть один человек, который любое доброе слово тренера об этой гандболистке попытается объяснить их личными отношениями. А отсюда и возможные конфликты в команде.

В принципе, когда в «Ростсельмаше» в сезоне 1982-83 года разразился конфликт, завершившийся увольнением Л. Невядомского, направлен он был и против Леомарка Витальевича, и против его супруги Ольги Ятрушевой. Сама же Ольга твердо считает, что все годы, которые судьба ей позволила провести с Леомарком Витальевичем, была по-настоящему счастлива.

— Команда у нас была просто великолепная, — вспоминает знаменитая гандболистка, — я искренне уверена, что Леомарк никогда, ни разу в жизни не сделал мне какого-то снисхождения в ущерб моим подругам по команде. Хоть я и была его женой, ко всем к нам как к игрокам он относился совершенно одинаково. И меня за совершение ошибки ругал не меньше, чем моих подруг по команде «Ростсельмаш». А команда, я повторюсь, была у нас просто прекрасная. Как-то так повелось, что обычно отсутствие в составе яркого, запасного бомбардира объявляется недостатком команды. У нас это было ярким достоинством. Соперницы просто не знали, кого из нас в каком матче нужно держать. У нас каждая могла успешно атаковать ворота. И я, разыгрывающая, имела неплохой бросок, и Валя Климко, линейная, тоже. Всегда могли выйти на ударную позицию и добиться успеха и Люба Савельева, и Ира Куприянова, и Лида Коростилева, и Оля Вишнякова, и Алла Максимцева, и Таня Орлова, я уже не говорю, как опасны были у нас крайние игроки Аля Бареева и Нелли Сагитова…

— Мне очень хочется верить в то, что если бы мы остались в «Ростсельмаше», то скоро сумели бы превзойти киевский «Спартак» и из вечно вторых превратились бы в постоянно первых. Но смогли бы мы это сделать на самом деле? Дело в том, что киевский «Спартак» уже давно питала вся Украина. Под его флагом выступала просто сборная этой республики. В России было немало сильных клубов. И я убеждена, что если бы зашел разговор о создании базового клуба, способного противостоять «Спартаку», то тренер каждой российской команды высказался бы, что делать это нужно на основе именно его клуба. Так что такую российскую сборную мы бы не сумели создать. Но если бы И.Е. Турчин ограничивался Украиной, мы, надеюсь, в конце концов, выиграли бы у «Спартака» без всякой помощи. Но где-то с 80-х годов, пользуясь тем, что Игорь Евдокимович — главный тренер сборной СССР, «Спартак» стал брать лучших игроков и в России (М. Базанова, Е. Кузнецова, С. Манькова, О. Семенова, Л. Мичурина), и в Молдавии (Н. Русначенко). Справились бы мы с таким звездным вариантом? Очень хочется верить, что да, но, положа руку на сердце, скажу, что не знаю. С уверенностью скажу одно: мы сражались бы за победу изо всех сил.