Во вторую годовщину гибели семьи нижегородского собровца Дмитрия Чудакова у поселка Рассвет правоохранительные органы, похоже, поняли, что уперлись в тупик.

Прокурор Ростовской области Валерий Кузнецов вернул дело об убийстве в Следственный комитет. По заявлению прокуратуры, это сделано в связи с грубыми нарушениями в ходе расследования норм Уголовно-процессуального кодекса и неполнотой предварительного следствия, что не позволяет утвердить обвинительное заключение и направить дело в суд.

Как известно, единственным обвиняемым в совершении убийства является 28-летний житель Аксая Алексей Серенко, работавший охранником на одном из местных рынков. Он был арестован вскоре после трагедии у Рассвета, и, кроме зверского убийства Дмитрия Чудакова и его семьи, ему вменили в вину совершение еще ряда разбойных нападений, в ходе которых были также убиты люди.

Обвинения, выдвинутые против Серенко, основываются на результатах баллистической экспертизы охотничьего карабина «Сайга», который сам Серенко, откликнувшись на обращение милиции, принес в РОВД. Однако результаты исследования независимые эксперты ставят под сомнение. С ними солидарен и адвокат обвиняемого, указавший на нарушения в методике проведения экспертизы. Более того, по мнению специалистов, провести достоверную экспертизу дробовика, каким по сути является карабин «Сайга», по определению, невозможно. А между тем это единственная серьезная улика в пользу причастности Серенко к убийству у Рассвета, с поразительным упорством выдвигаемая следствием. Другой же довод — мобильный телефон аксайчанина, молчавший как раз в момент, когда убивали Чудаковых, всерьез рассматривать нельзя. И тем не менее следствие до последнего момента настаивало на передаче дела в суд.

Серьезные претензии к следствию прозвучали на днях  в ходе митинга в Аксае, в котором принял участие лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин. Он отметил массу неясных моментов, присутствующих в этом деле. В частности, обратил внимание собравшихся на то, что следствие упорно отказывалось рассматривать «профессиональную» версию убийства Чудаковых. Отметил и такие факты:

— Почему на запястьях Дмитрия Чудакова были следы от наручников, а следствие считает их просто кровоподтеками? Почему следователей не интересует обыск в квартире Чудакова, который там произвел его сослуживец Васильев в присутствии матери погибшего?

Вызвало вопросы у лидера «Яблока» и то, как была организована поездка семьи Чудаковых на отдых к морю:

— Она была странно внезапной, принудительной, необычной для его звания, сверхкомфортабельной по своим условиям…

Все эти вопросы Митрохин также поставил и перед главой Следственного комитета России Александром Бастрыкиным, которому направил соответствующее обращение.