На трассе Ростов-на-Дону —Волгодонск продолжается незаконная, но весьма бойкая торговля контрафактным алкоголем

Когда Константин Буянов, заведующий сектором оборота алкогольной продукции, пива и табачных изделий департамента потребительского рынка товаров и услуг, предложил принять участие в рейде на трассе Ростов — Волгодонск, я жалела о зря потраченном времени. Ничего мы не обнаружим. Ведь областной ОБЭП проводил в 2009-2010 году в Мартыновском и Константиновском районах ряд операций. Проблему поднимала и наша газета в материалах «Под «теплой» крышей», «Цех «накрыли», а дело живет». Два подпольных завода в Мартыновском и Константиновском районах были ликвидированы, организаторы незаконного бизнеса осуждены. Дело получило огласку. И даже постоянные подписчики «Нашего времени» позвонили в редакцию и поблагодарили за то, что перестали на трассе торговать «этой гадостью».

Урок не впрок

Хотя… В апреле нынешнего года, отправившись в командировку в Семикаракорский район, аккурат перед поворотом на станицу Задоно-Кагальницкую увидела знакомую картину: старенькие белые «Жигули» стояли под прямым углом к обочине. Даже случайному водителю ясно: не просто водитель остановился поперек дороги передохнуть, а стоит «по делу». Заехав в станицу, где есть милицейский пост — прямо около администрации сельского поселения, увидела около десятка людей в тогда еще милицейской форме. Если они прилетели сюда не на вертолете, то белые «Жигули» должны были заметить. Но это даже для Семикаракорского района — глубинка. А вот волгодонская трасса, да еще прямо напротив поворота на хутор Большемечетновский, где расположен крупный оптово-овощной рынок, место людное: здесь все милицейские и прокурорские начальники нескольких районов проезжают. Если, конечно, по сторонам смотрят, то не заметить «Жигули» с весьма приметными пятилитровыми фляжками и «полторашками» на капоте просто невозможно. Потому что мы увидели эту машину почти за километр. Все мои причитания по поводу потерянного дня забылись в одну секунду.

Молодой парень на наших глазах спокойно продал пять литров коньячного напитка. Мы сняли это на фото- и видеокамеру (в машине были оператор и журналист телекомпании РЕН), предъявили ему свои документы.

Ни тени смущения или растерянности на лице продавца контрафакта мы не увидели. Он тут же схватился за сотовый телефон. Его деликатно попросили никому не звонить и открыть багажник. В нем очень плотно стояли те же пятилитровые фляжки из-под минералки, наполненные темной жидкостью разных оттенков. На крышках — пометки, сделанные фломастером: ВК, ШК, МК, В. Наш продавец по имени Андрей пояснил, что ВК — это означает высшее качество. ШК — коньячный напиток со вкусом шоколада, а еще есть со вкусом миндаля и вишни.

Сам-то пробовал, чем торгуешь?

— Конечно, хороший напиток, не отравился ведь!

Участник рейда старший лейтенанат полиции Георгий Карнышев пояснил, что в прошлом году, когда таким же образом на Волгодонской трассе изымали контрафактное спиртное, то экспертиза показала в нем наличие токсичных веществ. Вполне возможно, напитки разбавляли в емкостях, которые ранее использовались для химических удобрений.

Оставив Андрея и его товар на попечении капитана полиции Виталия Цимбалова, инспектора по особым поручениям отдела организации и применения административного законодательства главного управления МВД России по РО, мы отправились дальше. Километров через 15-20 увидели еще одного торговца. Темного цвета четвертая модель «Жигулей» тоже стояла под прямым углом к трассе. Первым делом в глаза бросились уже знакомые бутылки на капоте. И отсутствие номеров на автомобиле. «За главного» оказался несовершеннолетний на вид парень, который с безопасного расстояния объяснил, что ему с нами разговаривать неинтересно. На нескромный вопрос о зарплате очень скромно ответил, что поболее нашей, и сразу дал деру. Пока Константин Буянов созванивался с милицией, поскольку брошенную хозяином машину с товаром надо было транспортировать в отделение, чтобы оформить все документально, мы остались лицом к лицу с многочисленными покупателями.

«Заколдованное» место

Даже несмотря на нашу весьма живописную группу, окружавшую автомобиль без номеров — оператора с видеокамерой, журналиста с серьезным фотообъективом, тележурналиста с микрофоном в руках и троих представительных молодых людей, не очень похожих на покупателей контрафактного спиртного, от клиентов отбоя не было.

Притормозил большой туристический автобус, его пассажиры выглядывали в окна, пока водитель выяснял, здесь ли продается «коньяк», потом останавливались один за другим большегрузные и легковые автомобили, и даже… машина «скорой помощи»!

Некоторые клиенты соглашались дать интервью, отвечали, откуда узнали о недорогом — 250-260 рублей за 5 литров, напитке, и даже делились соображениями, почему этот нелегальный бизнес процветает.

Кто-то их здесь надежно прикрывает, — утверждают покупатели. — Эта продукция уже известна и в области, и в самом Ростове.

Нам даже визитку от «предпринимателя» показали с номером телефона. То есть дело поставлено серьезно.

Время шло, покупатель тоже шел косяком и уезжал без «коньячного» напитка разочарованный, а мы никак не могли дождаться «подмоги». Пока суд да дело провели ревизию и насчитали в багажнике около полусотни пятилитровых канистр и два десятка полторашек. Если бы мы отоваривали всех жаждущих, то потребовался бы дополнительный завоз. Тут вспомнили, что говорил парень насчет его зарплаты, и решили, что не врал.

В перерывах между разъяснительной работой с потенциальными покупателями о вреде контрафактного спиртного звонили в милицию. Связались с дежурным УВД по Семикаракорскому району и попросили выслать наряд. Тот нас очень убедительно послал… в Волгодонской сельский район, утверждая, что участок трассы перед указателем на хутор Потапов относится к их территории.

Посланец из Волгодонского района, видимо, затерялся на проселочных дорогах или заехал вовсе не туда, куда мы указали, поскольку его мы так и не дождались. По прошествии двух часов увидели, что по трассе едет автомобиль ГИБДД.

— Снимай, — заорали мы оператору. Гаишники пролетели бы мимо, но вовремя заметили камеру и вернулись.

Первый вопрос: «Зачем снимаете»?

Объясняем, кто мы такие и в чем наша проблема.

— Это не наша территория, мы — полк ГИБДД и едем на происшествие. Сейчас свяжемся с УВД Семикаракорского района, и к вам вышлют наряд.

И еще очень убедительно добавили, что этой машины на трассе никогда не видели. Если бы не три часа общения с постоянными клиентами парнишки, я бы им, может, и поверила.

Ждем дальше. Когда пошел третий час бесполезного ожидания, я осторожно вношу предложение: вылить содержимое канистр на землю и ехать домой.

— Нельзя, — нравоучительно заявил Константин Буянов. — Это — самоуправство.

Конечно, машина без номеров и документов на трассе, переполненная контрафактным спиртным, которым торгует подросток, — в правовом поле. А как же те, кто потребляет неизвестно что? Сегодня купил удачно, завтра — отравился.

Через минут сорок до нас, наконец, добрались сотрудники ГИБДД Семикаракорского района.

— Трасса — не наша территория, — заявили они, выйдя из машины. — И мы за нее не отвечаем!

А когда мы попросили прокомментировать нахождение на трассе транспортного средства без номеров и с вполне поднадзорным их власти содержимым, дали ходу от нас не менее резво, чем несовершеннолетний продавец.

— Давайте все это выльем на землю! — пытаюсь я достучаться до здравого смысла участников рейда.

— Нельзя! Мы должны составить акт, отправить напитки на исследование! — стоит на своем Буянов.

А я себе думаю: больше года как в области создана межведомственная комиссия по противодействию контрафактной и фальсифицированной продукции, в нее входят очень занятые люди. Они тратят время на заседания, на принятие каких-то решений. А где результат? Может быть, решить все за один раз: назначить такой штраф за незаконную торговлю спиртным — без сертификатов и соответствующих разрешений, чтобы охота это делать навсегда отпала? Вообще у меня сложилось впечатление, что здесь — на волгодонской трассе — все, что угодно можно продавать. «Крыша» тут, у торговцев очень надежная — никакая борьба против контрафакта ее не сносит.

После того как на дороге улеглась пыль за машиной ГИБДД, у нас осталась одна надежда — позвонить в приемную областного УВД и пожаловаться самому главному начальнику. Стоило нам намекнуть на это районной милиции, как очень оперативно к нам вернулись покинувшие было нас гаишники: мы, типа того, гм… за эвакуатором просто отъехали…

Теперь, можно было не сомневаться, транспорт попал в надежные руки.

Итог дня навел на грустные размышления: вероятнее всего заводик по производству контрафактного спиртного, несмотря на неустанную с ним борьбу, где-то под носом у правоохранительных органов трудится без передыху. Потом товар развозится по точкам. И как же все это ловко получается, как будто новоиспеченные «неуловимые мстители» здесь орудуют. Я даже не сомневаюсь, что, отправившись в очередной рейд по этой трассе, снова встречу старых знакомых и увижу «непотопляемый» товар.