В примерочной магазина женщина забыла кошелек, а мужчина взял его себе. Преступление?

«Кошелек лежал. Я взял. Вернуть не попытался, да. Поступил непорядочно — признаю, но ничего не крал, просто нашел». А за непорядочность у нас, к сожалению, не сажают.

Доказать, что гражданин, не раз уже судимый за кражи, зашел в магазин с намерением там что-нибудь себе «найти» — невозможно. Без признания этого гражданина. И следователь закрывает дело по заявлению гражданки — за отсутствием состава преступления.

А другому следователю, который берется за это же дело, подозреваемый не только во всем признается, но еще и кошелек тот самый отдает.

— Мы просто разговаривали в присутствии адвоката. Я не знаю, почему этот жулик именно мне все рассказал, — говорит Надежда Дзюба — подполковник юстиции, старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления ГУ МВД России по Ростовской области.

За восемнадцать лет, что Надежда Дзюба работает следователем, чистосердечно ей признавались многие. Доверяют, что ли? На этот вопрос Надежда Юрьевна сама не знает точного ответа.

— Я думаю, что в душе каждого человека плохие поступки накапливаются, как сажа. Но если рассказал, сознался, то сажи становится меньше. Конечно, человек не исправится после этого. Но на душе станет легче. Я всегда стараюсь найти общий язык с подозреваемыми. Долго с ними разговариваю, объясняю их права, доказываю, уговариваю. Воспитываю даже немного. Чтоб сами поняли, осознали свою вину. Ведь это все временно: сегодня ты сидишь, завтра вышел, а человеком надо оставаться. Особенно, если подозреваемый — несовершеннолетний. Жалко, когда они по глупости себе жизни ломают…

Некоторые, действительно, раскаиваются. Даже благодарят, кто-то обещает после освобождения прийти с цветами. Только не приходят, конечно.

Гордость следователя

За восемнадцать лет работы ни одно дело Надежды Дзюба не было возвращено на доследование.

— Хорошо помню одно дело 1997 года. На тот момент у меня стаж был всего три года — опыта маловато еще, честно скажу. По оперативной информации сотрудники милиции проводят задержание молодого человека. Я как дежуривший в этот день следователь еду на обыск по месту жительства задержанного. У него был небольшой домик на лодочной станции. В ходе обыска мы находим оружие и маски. А по Таганрогу в то время покатилась волна вооруженных налетов преступников в масках на магазины. Угрожая продавцам оружием, отбирали деньги из касс. То есть не просто грабеж, а нападения организованной группы лиц с применением огнестрельного оружия — чистый бандитизм, статья № 209 УК РФ. Очень серьезная статья — лишение свободы на срок от восьми до пятнадцати лет. Но сложность расследования в чем? Нужно доказать, что действовала именно заранее объединившаяся группа лиц, созданная именно с целью совершения вооруженных нападений. К тому же один из участников оказался несовершеннолетним — другая мера ответственности. В общем, дело — областной подсудности, а вести доверили мне, хотя был специальный отдел по борьбе с бандитизмом. Ничего, справилась. Материалы следствия были переданы в областную прокуратуру для проверки моей работы. Их отправили в суд именно по 209-й. Преступников осудили, — вспоминает Надежда Юрьевна.

Каждое слово в обвинении должно быть подкреплено материалами дела. Объяснено: кто, что, как, когда, почему и зачем. «Распутывать узелки» — так Надежда Юрьевна назвала свою методику работы над материалами следствия. Каждое «почему» и «как» — это узелок, который она должна распутать. Пока у самой Надежды Дзюба не кончатся вопросы-узелки, к написанию обвинительного заключения она не приступит.

— Обвинительное заключение — самый важный документ, итог всей твоей работы. Если самый обычный человек, не юрист и не прокурор, прочитав его, поймет мотивы и цели преступника, и у него не останется вопросов, значит, работа проделана хорошо, — считает Надежда Юрьевна.

Если для судьи или прокурора в материалах следствия есть неясные места, не уточненные детали, следователя могут вызвать в зал заседания для пояснения. Иногда уточнений от следователя может потребовать адвокат подсудимого. Надежду Дзюба в суд вызывают крайне редко — настолько подробные обвинительные заключения она пишет. Но есть и еще одна причина, скорее даже примета, в следственном изоляторе города Таганрога она уже передается из уст в уста. Если Надежда Юрьевна появилась в зале суда, значит, схлопочешь максимально возможный срок по своей статье.

Прямо с улицы

А следователем, между тем, она стала, можно сказать, случайно. В 1994 году человеку, в дипломе которого было написано «учитель этики, психологии и семейной жизни», устроиться на работу было сложно.

— Я не знаю, почему решила стать следователем. Никаких знакомых или «толкачей», которые помогли бы устроиться в УВД, у меня не было. Просто пришла и сказала, хочу у вас работать. — «Следователем пойдешь?». Я подумала, посоветовалась с мужем и пошла… следователем, — улыбается Надежда Дзюба.

Конечно, без юридического образования в таком ведомстве делать нечего. Тогда существовали полугодичные экспресс-курсы на базе Школы милиции, которые можно было пройти, если у тебя уже есть высшее образование. Полгода, каждое утро — пропускать ни в коем случае было нельзя — Надежда Юрьевна добиралась на электричке из Таганрога в Ростов.

— Когда я и еще несколько человек из Таганрога окончили курсы, нас централизованно отвезли в Ростов, в Главное управление на Садовой, проходить последние тестирования и оформлять документы. Сотрудник отдела кадров сказал мне: «А вы можете сразу ехать обратно. Вас в следствие не возьмут». Я опешила. Я вместе со всеми училась, а теперь вот так просто обратно… Не знаю, что меня толкнуло тогда, я пошла по коридору Управления. Взгляд случайно остановился на табличке, «Начальник УВД Ростовской области генерал-лейтенант милиции Михаил Григорьевич Фетисов». Я зашла. Спросила у секретаря, свободен ли начальник и можно ли к нему? А мне так просто и ответили: «Можно». Ну я просто и зашла. Случайно почти. Объяснила ему ситуацию, понимаю, что просто наябедничала, но мне было так обидно. Я так хотела стать следователем, так старалась, училась и все зря? Михаил Григорьевич меня выслушал, посмотрел документы и подписал их, сообщив, что я принята на работу.

Свое первое дело в качестве следователя Надежда Дзюба помнит до сих пор:

— Это была простенькая кража. Собственно, следствие в основном было окончено, мне оставалось только провести очную ставку между обвиняемым и его сожительницей и по совместительству свидетельницей по этому делу. Мне впервые надо идти в следственный изолятор, а я боюсь! Девчонка еще, понавоображала себе битюга огромного, всего в татуировках. Коленки подгибались от страха. А у сожительницы-свидетельницы — боязнь замкнутого пространства. Идем мы в изолятор, я ее успокаиваю: «Мы и форточку откроем, и дверь. Не такое уж там и замкнутое пространство — обычная комната». А она меня успокаивает, я ей сразу призналась, что это первый мой подозреваемый: «Не волнуйтесь, он у меня буйный, только когда выпьет, а сейчас ведь трезвый». Теперь смешно вспоминать…

«Простеньких» дел Надежда Юрьевна в последнее время не ведет, ей доверяют самые сложные и запутанные преступления. Да и ей самой «одноходовки» давно неинтересны.

В конце 2010 года житель Таганрога и его гражданская жена узнали о смерти пожилого предпринимателя из Ростова. Умерший накануне Нового года мужчина не имел семьи, зато был счастливым обладателем трехкомнатной ростовской квартиры и четырехкомнатной — в Таганроге. Мошенникам каким-то образом удалось установить, что наследников у погибшего нет.

Они быстро составляют фальшивую доверенность за подписью погибшего на его ростовскую квартиру с правом продажи. Заверяют документ у краснодарского нотариуса и продают «трешку» на пр. Малиновского за 1 миллион рублей. А на неприватизированную таганрогскую четырехкомнатную оформили дарственную на третье лицо — какую-то свою знакомую. Также у юриста из Краснодара … который, как оказалось, умер еще в 2008 году.

И вдруг объявился наследник — родной сын умершего. Когда развелись родители, мальчик был еще совсем мал, а обиженная женщина сменила фамилию мужа на девичью и себе, и ребенку. Поэтому аферисты изначально и не узнали о существовании законного наследника. А молодой человек о смерти отца и о том, что в его квартире хозяйничают какие-то подозрительные посторонние люди, узнал от соседей.

Статья 159 УК РФ «Мошенничество» — одна из самых сложных для доказательства. Мошенники, естественно, признавать свою вину не спешили, поэтому, чтобы собрать все необходимые доказательства, сотрудникам оперативно-розыскной части во главе с Надеждой Юрьевной пришлось провести огромную работу. Побеседовать со многими людьми. Проследить все действия аферистов в разных городах. Прямых доказательств было очень мало, в основном — косвенные. И все же вину подозреваемых удалось доказать, дело было направлено в суд.

Женщина я — дома, а не на работе

— У меня правило — работу домой не приносить. Мужчины мои давно уже не задают вопросов: «Как там у тебя дела на работе»? Дома я — просто жена и мама. Немножко домохозяйка, слегка дачница, капельку цветовод-огородник. Очень природу люблю. Прогулки, свежий воздух. С удочкой посидеть в тишине, подождать, пока что-нибудь клюнет — это мое, — рассказывает Надежда Юрьевна. И с гордостью добавляет, что муж и сын у нее вполне самостоятельные: могут и уборку сами сделать, и ужин приготовить, если их мама опять засиделась на работе допоздна. А она, в свою очередь, любит их баловать.

Любимую работу в ближайшее время старший следователь по особо важным делам СЧ ГСУ ГУ МВД России по Ростовской области Надежда Дзюба оставлять не собирается. «Надо же юбилей профессиональный отметить!» — отшучивается она. По правде же, просто не представляет себя без любимого дела.

 А вот сына своего в качестве следователя не видит. Сейчас молодой человек учится на 4-м курсе в ТРТИ ЮФУ по специальности «стандартизация и сертификация», увлекается фотографией, но хотел бы пойти по стопам матери.

— Он у меня творческий и немного неорганизованный. А следователю необходима самодисциплина и большое чувство ответственности. Жестче надо быть, требовательней. В первую очередь, к самому себе, — считает Надежда Дзюба.

Фото пресс-службы ГУ МВД РФ по РО