…Лидия Николаевна Свириденко, жительница поселка Веселый, показывает две фотографии скончавшегося в конце прошлого года сына Владимира.

На одной он – рядом с недавно приобретенным в кредит автомобилем «Хундай» на восемь мест, в котором во­зил пассажиров по маршруту Красный Октябрь – Веселый – Ростов.

На другой Владимир запечатлен таким, каким его клали в гроб: сплошной кровоподтек вместо лица.

Забил Владимира до смерти 28-летний К-ко, дальний родственник со стороны мужа сестры. Произошло все, как следует из постановления Зерноградского межрайонного следственного отдела, «в ходе внезапно возникшей ссоры на почве личных неприязненных отношений».

Казалось – жизнь налаживается…

Владимир Свириденко погиб, когда, казалось, все в его жизни стало налаживаться, сбываться.

Работал раньше водителем у одного частника-транспортника, а потом решил самостоятельно заняться пассажирскими перевозками. Приобрел в кредит машину, оформился как индивидуальный предприниматель, стал делать регулярные рейсы.

У них с Оксаной, гражданской женой (была его пассажиркой, возил ее в Ростов на учебу), родился ребенок, надо было зарабатывать, содержать семью. И Владимир старался изо всех сил. – Работу свою любил, и люди его любили, – говорит Лидия Николаевна. – Одним вещи помогал донести, других до дома доводил, стариков за локоть поддерживал, пунктуальным был как никто другой, свой круг постоянных пассажиров у него сформировался…

Но конкурентам-таксистам все это очень не нравилось. Не раз Владимир получал от них угрозы: ты, мол, уводишь у нас пассажиров, освобождай маршрут, отдавай свое время поездок, не то пожалеешь.

После одной такой разборки, когда чуть было не получил кирпичом по голове, Свириденко приобрел травматический пистолет, оформил на него разрешение и всегда носил с собой. Хотя стрелять вообще-то не умел, родные еще над ним из-за этого посмеивались.

Просто мимо проезжал?

…В ту ночь ему на мобильник позвонил конкурент-таксист Б-н, особо рьяно достававший его в последнее время. Предложил выйти во двор поговорить. Время уже перевалило за полночь. Оксана взмолилась: «Не ходи!» Но Владимир не послушался (не захотел показаться трусом, считают родственники) и все-таки вышел из подъезда.

Конкурент приехал в сопровождении еще двоих мужчин. Разговор сразу же перешел в перепалку. Б-н требовал, чтобы Владимир уходил с маршрута и передал ему своих пассажиров, а он парировал и нервно курил.

И вот тут во двор въехала машина, за рулем которой был К-ко. Нетрезвый, как сказано в материалах дела. Увидел спорящих мужчин и стал наезжать на них. Требование остановиться проигнорировал. Тогда Владимир достал пистолет и выстрелил в воздух.

К-ко как будто только этого и ждал. Выскочил из машины, кинулся на Владимира и стал наносить ему удары в голову, шею, бил, даже когда тот упал. Потом выяснилось, что у Свириденко почти сразу же были свернуты шейные позвонки. К-ко в школьные годы занимался греко-римской борьбой, имел бойцовские навыки.

Какой мерой меряете…

Это жестокое избиение происходило под окнами трех двухэтажных домов. Жильцы не могли не проснуться, наверняка слышали шум, крик, звуки ударов. Но тем не менее никто из них не пришел на помощь, не выскочил из подъезда, не выкрикнул из окна, не позвонил в полицию. Боялись.

«Мы же не самоубийцы, знаем ведь, что это за человек», – говорили матери Владимира про К-ко. Опасный он, мол, и к тому же пьяный.

Что ж, это все понятно. Хотя есть старая библейская истина: какой мерой меряешь, такой и тебе отмеряно будет. А вдруг когда-нибудь и к тем, кто наблюдал за ночной расправой как за спектаклем, в трудную минуту тоже никто не придет на помощь…

Конкурент-таксист Б-н тоже повел себя как зритель. Понаблюдал-понаблюдал за избиением Владимира, сел вместе со спутниками в машину и уехал.

Ему вообще-то все случившееся оказалось на руку: был на трассе конкурент – и не стало конкурента. Лидия Николаевна обращалась в связи с этим в разные инстанции, но везде ей отвечали, что оснований для привлечения к уголовной ответственности Б-на нет.

Что же все это было?

…А К-ко задержали лишь на двадцать пятый день после случившегося.

Вначале дело возбудили по 111-й статье (причинение тяжкого вреда здоровью). И лишь спустя пять месяцев было предъявлено обвинение по 105-й статье – убийство. Найденный на месте происшествия бумажник Владимира был пустым, исчезли имевшиеся там 24 тысячи рублей. К материалам дела бумажник почему-то приобщать не стали и отдали матери. По факту кражи денег потом стали проводить расследование, но поручено это было Веселовской полиции, а не Зерноградскому межрайонному следственному отделу, расследовавшему убийство.

…Недавно в Веселовском райсуде прошли предварительные слушания по уголовному делу в отношении К-ко. Он был доставлен на судебное заседание. Лидия Николаевна, увидев его, стала плакать. Улучив момент, спросила, за что он убил ее сына? А тот только огрызнулся в ответ. И вообще вел себя развязно, улыбался, ухмылялся.

– Мне даже пришлось сделать ему замечание, что улыбаться-то тут нечему, – говорит адвокат Е.Чеснокова. – Ведь он находится на скамье подсудимых и обвиняется в тяжком преступлении. Но, кажется, совсем не удручен этим…

– Его родственники почему-то сразу стали утверждать, что сидеть он не будет, – добавляет Лидия Николаевна.

Поживем – увидим, посмотрим. Может быть, в ходе судебных слушаний все-таки выяснится, что же все это было. Случайно ли оказался в ночном дворе «опасный родственник» или нет? Почему он вдруг впал в такую агрессию, что забил человека до смерти?

…Владимир Свириденко был настоящим тружеником, очень хотел жить, колотился, карабкался – ради семьи, ребенка. Столько планов у него было – и вмиг все рухнуло.

А на маршрут сейчас вместо него выезжает отец. Семье ведь надо отдавать взятый на покупку автомобиля кредит. Он был оформлен на Лидию Николаевну, поскольку у нее единственной есть постоянная работа…

Фото из архива семьи Свириденко