Для брака Марии и Олега – двух зрелых людей с устоявшимися привычками – испытанием стало рождение общего ребенка

Коллаж Ольги Пройдаковой
– У нас и до появления сына были разные кошельки: у мужа приличные доходы, я неплохо зарабатывала, – рассказывает Мария. – Но родился сын, и на его лечение понадобились средства, а муж к этому оказался не готов. Я долго лежала в больнице с нашим мальчиком, а когда выписалась и нуждалась в его поддержке, он собрался в горы, приобрел дорогое снаряжение. По поводу расходов на ребенка сказал, что это, мол, твои проблемы. И я поняла, что кроме двоих детей у меня никого нет, и подала на развод.

Мария и Олег развелись в октябре 2011-го, когда сыну было всего полтора года. Женщина решила сохранить с бывшим супругом нормальные отношения, тем более что из-за болезни ребенка она нуждалась в помощи. Когда Олег попросил разрешения пожить некоторое время после развода в ее квартире, она не отказала. Потом он попросил у жены – тоже на некоторое время – ее автомобиль.

– Я уже вышла на работу, офис располагался недалеко от дома, и в машине не было острой необходимости. А вот водитель нужен: ребенка надо было возить к врачам, а малыш не сходил с рук, потому самой садиться за руль было сложно. Приходилось просить бывшего мужа. Вот я и дала ему доверенность на машину. И он без возражений возил нас к врачам, – рассказала Мария.

После развода Мария присмотрела себе в хуторе Большой Лог Аксайского района недостроенный дом на приличном земельном участке. Все складывалось очень удачно: удалось за два с половиной миллиона продать бабушкин дом, который достался ей в дар, да и на книжке скопилась хорошая сумма, плюс брат занял денег. Наняла прораба и занялась достройкой и отделкой. Хлопот и трат было много.

А вскоре начали происходить странные вещи, на которые она поначалу не обратила внимания. Олег сообщил, что сломалась ее машина, и он отдал ее в ремонт. Ремонт затянулся больше чем на полгода… Потом пропали документы – счета за приобретаемые материалы, которые лежали в новом доме. Но поскольку их было немного (отделка – не стройка), Мария и на этом не зациклилась. И вдруг Олег подает в суд исковое заявление, требует взыскать с нее деньги, которые он якобы потратил на строительство дома. Сумма «незаконного обогащения» бывшей супруги, которая вроде бы пообещала оформить на него часть строения, по его мнению, составила ни много ни мало – около 3 300 000 рублей.

В суде Олег Б. предъявил несколько договоров подряда с различными ИП, которые на объекте штукатурили стены, стелили полы и крышу, подвозили материалы. По его словам выходит, что средств на дом он не жалел. И стоит тот теперь как особняк в центре Ростова. По словам же Марии, никаких договоров с ИП она не заключала, все делалось по устному соглашению с работниками, как это и практикуется на частных объектах. И сумма доделок вместе с материалами и окнами – примерно 800 тысяч рублей. Мария доказывает, что дом строила она сама. Олег – привел свидетелей, которые видели его на участке... Плюс договоры с исполнителями. Правда, объемы выполненных работ в представленных в суд документах не всегда соответствуют реальным параметрам дома. К примеру, истец доказывает, что на втором этаже оштукатурены 250 квадратных метров стен, а эксперт штукатурку обнаружил лишь на 166,5 квадратных метрах. В документах на перевозку строительных материалов не значится, какие именно материалы и в каком объеме перевозились... И таких несоответствий – масса.

Попутно выяснилось, что автомобиля у Марии уже нет. Получив повестку в суд, она первым делом потребовала, чтобы бывший муж вернул машину.

– А она у тебя была? – спросил бывший супруг и продемонстрировал ей оформленный на него договор купли-продажи, где стояла ее подпись. Но почерковедческая экспертиза легко доказала: почерк – чужой. Налицо – мошенничество. По этому факту в ноябре прошлого года в отделении полиции № 6 следственного управления УМВД России по городу Ростову было возбуждено уголовное дело. Но после того, как его передали по месту регистрации сделки – в ОП № 8, а затем почему-то обратно – в ОП № 6, никаких действий по нему не проводится.

Суд Первомайского района в иске Олегу Б. отказал. Тот обжаловал решение. Разбирательство продолжается.

А с позиции чисто житейской его поведение удивляет: как такой практичный человек, который запасся столькими бумагами на стройматериалы и их перевозку, решился строить совместно с бывшей супругой дом, не получив каких-либо письменных обязательств с ее стороны? Да и доказанная подделка подписи в договоре купли-продажи автомобиля смущает и мешает поверить в чистоту помыслов бывшего супруга.