Беспомощные пожилые люди легко становятся жертвами «предприимчивых» личностей. Вернуть их имущество назад нелегко

Вон сколько документов скопилось по делу о возврате квартиры.

Седая пациентка, зашедшая в кабинет Руслана Олеговича Жужнева, завотделением Аксайского филиала облпсихдиспансера в Ковалевке, заметно изменилась с момента нашей первой встречи два года назад. Тогда она только-только сюда поступила и выглядела исхудавшей, изможденной. А сейчас лицо округлилось, вид спокойный. 

– Нина Алексеевна, – обратился к ней заведующий, – вам квартиру вернули!

Пациентка встретила эту новость без особых эмоций, слегка кивнув в ответ. 

Одинокая старенькая женщина, беспомощная, как малый ребенок, из-за тяжелого психического расстройства... 

Им и воспользовались циничные люди, сумевшие обманом присвоить ее двухкомнатную квартиру на пр. Стачки в Ростове. Об этом рассказывалось в опубликованной два года назад в «НВ» корреспонденции «Никто ее не обижал!» 

…Насчет «никто не обижал» – таково утверждение (в оправдание себя) ростовчанки А-вой, которая «увела» у Нины Алексеевны жилье. А-ва убедила больную женщину (та стояла на учете у райпсихиатра), что якобы является ее крестницей. Привела к нотариусу. В результате на свет появился договор дарения двушки на пр. Стачки гражданскому мужу А-вой. После чего отправила Нину Алексеевну к родне в деревню в Азовский район, где та выполняла роль чернорабочей прислуги – пасла козу, работала в огороде, выносила нечистоты. Да и еще и подвергалась регулярным избиениям.  Душевнобольная женщина смогла сбежать и явилась в Ростове к райпсихиатру за помощью, и была потом госпитализирована в Ковалевку. А-ва же стала бомбардировать психиатров жалобами и требованиями вернуть беглянку. Но врачи смогли дать отпор агрессивной особе и начали борьбу за возврат имущества пациентки.

…А-ва вместе с дочерью приходила и к нам в редакцию. Напирала на то, что чуть ли не облагодетельствовала беднягу-психбольную. По поводу того, кому же сейчас принадлежит двухкомнатная квартира на пр. Стачки, сказала: «Одному из членов нашей семьи». А на вопрос, почему продолжает получать и присваивать пенсию Нины Алексеевны (умудрилась и это организовать. – Л.К.), с пафосом заявила: «Но ведь мне же надо за ту квартиру платить!». Да, но почему из пенсии Нины Алексеевны, коль квартира уже в собственности члена ее семьи?  Такая вот у них, квартирных хищников, логика. 

И вот теперь в этой истории, кажется, ставится точка.

– За два года мы многое успели, – признает главврач А. Сааков. – Хотя и далось все нелегко…

А Руслан Олегович Жужнев показал мне огромную папку документов – обращений, ответов на запросы, постановлений и т.д.  Перечисляет, куда обращались. В облпрокуратуру, ОБЭП, министерство труда и социального развития, к депутатам, уполномоченному по правам человека, в суды…

Каковы результаты этой объемной работы? 

Нина Алексеевна судебным решением признана недееспособной (это означает, что она не сможет больше заключать сделок с имуществом и не станет объектом манипулирования). 

Опекуном стала администрация Аксайского филиала психдиспансера – такова общепринятая практика, если нет родных. 

А-ва больше не присваивает ее пенсию – аннулирована нотариальная доверенность, которую бедняга-психбольная в свое время подписала. Деньги теперь поступают на сберкнижку Нины Алексеевны.

И наконец последним судебным решением признан недействительным договор дарения, по которому ее квартира перешла в чужую собственность, апелляционная инстанция этот вердикт утвердила.

А саму Нину Алексеевну сейчас готовят к оформлению в психоневрологический интернат, путевка на нее вот-вот должна поступить из министерства труда и соцразвития. «Самостоятельно она жить не может, просто не в состоянии, ей всегда надо быть под присмотром», – объясняет Р.  Жужнев. 

Ну а отсуженная квартира, когда Нина Алексеевна уже окончательно поселится в интернате, отойдет государству.

…Психически больные люди, у которых подавлена воля, и ими легко манипулировать, часто становятся жертвой квартирных афер. Особенно если нет родственников. Хотя иногда и родня выступает в столь неприглядной роли. 

Однако всем охотящимся за имуществом больных людей следует  учесть главное: при наличии психиатрического диагноза сделки в отношении них легко оспариваются в суде. Поэтому пусть алчные граждане почаще вспоминают поговорку – «на чужой каравай рот не раззевай».

– А к нам сейчас поступила еще одна точно такая же больная, у которой отнято все имущество, можно сказать Нина Алексеевна № 2, – говорит на прощание Р. Жужнев. – Так что будем теперь ею заниматься.