Через эту призму и были рассмотрены на заседании коллегии администрации Ростовской области рыбные запасы и степные леса Дона.

При правильном подходе, отметил губернатор РО Василий Голубев,  можно решить сразу три важные задачи — получить прибыль, дать людям новые рабочие места, сберечь леса и водоемы.

Не секрет, что резкое ухудшение экологии морей и рек страны в тысячи раз снизило уловы ценных пород рыб.  В Ростовской области в сетях рыбаков вместо осетра и судака — тюлька, хамса и акклиматизированный дальневосточный вселенец пеленгас. Экология улучшаться не будет — и даже наоборот: если сегодня в год по Дону проходит до 17 000 крупнотоннажных судов, то после вступления России в ВТО их число лишь увеличится. Такое интенсивное судоходство и естественное размножение биоресурсов реки несовместимы. Зарегулированность Дона и отсутствие весенних паводков лишь ухудшают ситуацию. А значит, пора поворачиваться лицом к товарному рыбопроизводству, которое давно освоено и в Китае, и в Норвегии.

Сегодня в РО товарным выращиванием рыбы занимаются 28 специализированных предприятий и более 300 мелких и средних предпринимателей. Переработкой рыбы — 23 крупных и средних и более 70 мелких предприятий и предпринимателей. Число и тех, и других может возрасти кратно, если создать нормальные условия  для бизнеса. Однако  из 800 имеющихся водоемов  для зарыбления используются лишь 325, а более 400  зарастают камышом. По мнению губернатора РО  В. Голубева,  местные муниципалитеты должны активнее участвовать в решении проблемы. Так, в Неклиновском районе существуют более 80 рыбоводных участков, а подана всего одна заявка, поскольку люди не знают, что действует заявительный принцип. Правда, одной активности властей на местах мало. 

Серьезно препятствуют товарному рыбоводству  и «сырые» федеральные законы, которые на практике ставят  рыбоводные хозяйства на грань банкротства. А попытки сильного рыбного лобби в Госдуме  перевести товарного производителя рыбы из рыбоводов в рыболовы и  передать из Минсельхоза  в Росрыболовство — и вовсе усложняют задачу. В таких условиях развивать отрасль очень трудно.

На заседании  коллегии решено разработать областную целевую программу, которая предусматривала бы стратегию долгосрочного развития  рыбохозяйственного комплекса. Но делать это надо, внося  поправки в местное законодательство. В противном случае ситуация не изменится — если налоги на воду останутся такими же грабительскими, специалисты будут уходить из отрасли,  бизнес  переберется в «тень»…

Проблематична и ситуация с донскими лесами, занимающими лишь 6% площади  Ростовской области.  Большинство из них — рукотворны, их главная задача — защищать почвы от эрозии, сельхозпосадки — от ветра, задерживать влагу. В отличие от бескрайних сибирских лесов донские степные не имеют хозяйственного назначения, поскольку выход деловой древесины — минимальный, как и экономический эффект от ее продажи — со всеми вытекающими последствиями.

В планах департамента лесного хозяйства -  улучшение системы госконтроля за лесами и пожарная охрана, что нелегко сделать после  введения нового Лесного кодекса,  по существу упразднившего лесников. Существующая система видеонаблюдения требует нормального технического обслуживания, что проблематично в условиях нынешнего финансирования.

Членов коллегии интересовала и ситуация восстановления леса на месте нынешних пожарищ. Как рассказал директор департамента лесного хозяйства Алексей Моисеенко, проблема не в расчистке участков от сгоревших деревьев, а в нехватке посадочного материала из-за критической ситуации с питомниками, уже выработавшими свой срок и нуждающимися  в восстановлении. Требуется конкретная программа, но это непросто, поскольку в законодательстве вопрос восстановления питомников разработан очень слабо. А попасть в число участников федеральной программы сложно из-за зоны — степной, где лесоводство — область риска.

Не менее важная  проблема — поддержание в жизнеспособном состоянии лесозащитных полос, которых в области насчитывается 120 гектаров. Сегодня они находятся в удручающем состоянии — посадки засыхают, вырождаются, редеют, практически все они пожароопасны.  Кто должен ухаживать за лесополосами  и с кого спрашивать за их состояние  — неизвестно, поскольку не определено, в чьей собственности они  находятся.  Но если лесозащитные полосы не сберечь,  это непременно отразится на урожаях уже в ближайшие годы, предупреждают специалисты.