Странное совпадение: именно в год, когда исполняется четверть века со дня чернобыльской трагедии, очередной удар по имиджу атомной энергетики нанесла авария на «Фукусиме-1».

Практически каждый день  несет очередную — отнюдь не утешительную — новость с Японских островов. Иной раз такое услышишь, что хочется просто выключить телевизор. Ученые говорят одно, СМИ — другое. И разобраться, кто прав, сложно. У жителей Дона, безусловно, свой интерес к теме, поскольку Ростовская АЭС — вот она, рядом. И многие задаются вполне понятным вопросом — возможно ли повторение «Фукусимы» в Волгодонске?

Выяснить это журналисты попытались на очередном заседании клуба «Чистая энергия», которое состоялось в областном Доме журналиста в Ростове. Свою точку зрения на  ситуацию высказал Владимир Хожаков — не просто ликвидатор, но человек, многие годы проработавший сначала на Чернобыльской, а потом  на Ростовской АЭС, откуда благополучно и ушел на пенсию. Его рассказ и заинтересовал, и удивил, вызвав множество вопросов.

— Часто приходится слышать мнение, что само землетрясение АЭС «Фукусима-1» перенесла хорошо. А вот цунами превратило аварию в настоящую катастрофу…

— Это на самом деле так. Чернобыльский реактор не имел защитной оболочки и вдобавок взорвался, когда работал в полную силу. Японская  же АЭС в момент цунами автоматически отключилась, и, даже если бы произошел ядерный взрыв, он был бы намного слабее. Потому то, что случилось в Чернобыле, было намного серьезнее и страшнее по последствиям. Беда японцев в том, что прилегающая территория полностью разрушена цунами, все, что там было, снесено с поверхности земли. Но сказать, что эта земля заражена радиацией и непригодна для жизни именно по этой причине — значит, сильно преувеличить.

— Но почему же тогда  власти отселяют жителей?

— Власти не отселяют людей, а всего лишь  рекомендуют им покинуть территорию, обратите на это внимание. С точки зрения специалистов, находиться сегодня даже в 30-километровой зоне «Фукусимы-1» — не смертельно, иначе бы они не поливали реактор морской водой. Объясню почему. В 2007 году во время очередных учений на Ростовской АЭС была смоделирована примерно такая же ситуация, как на «Фукусиме-1». По сценарию предположили, что при вскипании радиатора пар вылетел в окружающую среду. Так вот, по расчетам дозиметристов, при такой аварии единственное, что потребовалось бы, это эвакуировать беременных женщин и детей на расстояние …13  км от АЭС! Все!

Потому я убежден, что рекомендации японских властей объясняются лишь экономическими соображениями. Когда люди отселяются самостоятельно, власти им ничего не должны — ни обустраивать их на новом месте, ни помогать материально…

— Но говорят о тысячах жертв!

— Там действительно десятки тысяч погибших от цунами. А облученных нет. На сегодня самая большая доза, полученная одним из работников станции «Фукусима-1», составила 103 миллизиверта при норме 100, что сопоставимо с рентгеновским исследованием. Это — факт, как и то, что в Чернобыле реально получили сверхвысокие дозы облучения, несовместимые с жизнью, отнюдь не жители Припяти. Это — пожарные, тушившие пожар на 3-м блоке АЭС, это — вертолетчики, вынужденные влетать в радиационное облако, это — шахтеры, пытавшиеся под землей создать преграду между энергоблоком и подземными источниками воды, это — некоторые ликвидаторы 86-го  года, убиравшие действительно очень грязную с точки зрения радиации территорию — все, кто был в непосредственном контакте с третьим блоком. Я работал ликвидатором в 87-м году — вот я перед вами…

— А как же те ликвидаторы, кто навсегда потерял здоровье?

— Медики утверждают, что при подобных катастрофах всегда есть психосоматический эффект. В переводе на понятный язык — все болезни  от нервов. Постоянное напряжение, страх приводят к развитию реальных болезней, которые могут проявляться у разных людей по-разному. После Чернобыля была выявлена закономерность — чем выше был уровень образования и информированности ликвидаторов, тем ниже заболеваемость.

Должен сказать, что в Припяти до сих пор живут люди — те, кто уехал, а потом вернулся, махнув рукой на все, включая радиацию. Они не получают ни пенсии, ни пособий, потому как официально их там нет, но они  живут — спустя четверть века после трагедии. К ним в отпуск приезжают их повзрослевшие дети, приво-зят на лето внуков… 

— Вернемся к Ростовской АЭС. Цунами у нас исключаются. Но говорят, что в 1967 году, когда известное землетрясение разрушило Ташкент, в Ростове многие чувствовали подземные толчки. Случаются толчки и на Кавказе. Не спровоцирует ли это «Фукусиму-2» на Дону?

— Если волна от возможного кавказского землетрясения докатится до нас, то максимальная мощность толчков не превысит в нашем регионе 3 баллов. Но в проекте АЭС заложена автоматическая защита, которая срабатывает на автоматическую остановку реактора при землетрясении в 6 баллов. Сам проект рассчитан на 7-балльное землетрясение, а реакторная установка спроектирована на все 9 баллов. Это значит, что при толчках в 6 баллов сработает система управления защитой, и реактор будет остановлен, а сама реакторная установка не получит никаких повреждений даже при 9-балльном землетрясении.

Должен сказать, что хотя в реальной жизни невозможно единовременное стечение всех катаклизмов: землетрясение, цунами, падение самолета, взрыв, наводнение, пожар — но Ростовская АЭС готова даже к таким невероятным сценариям. Ведь примерно 40% затрат при сооружении атомной станции идет на обеспечение именно системы безопасности.

— Говорят, АЭС «Фукусима-1» была одной из худших в Японии по показателям безопасности и к тому же одной из самых старых в стране: была  построена в 1970-х годах и снабжена ядерными реакторами на «кипящей воде». Надежнее ли тип реактора на Ростовской АЭС?

— Сравнение в данном случае не корректно, но попытаюсь объяснить. У японцев на «Фукусиме-1» система одноконтурная, у нас, на Ростовской АЭС, на реакторе ВВЭР-1000 она двухконтурная. Если не вдаваться в технические подробности, то на АЭС с реакторами ВВЭР-1000 предусмотрены три канала систем безопасности, каждый из которых может выполнять функции всей системы. Система безопасности включается а работу автоматически при нарушении нормальной эксплуатации. А система аварийной остановки реактора автоматически срабатывает при исчезновении питания на секциях.

— И все же авария на «Фукусиме-1» заставила задуматься: а не лучше ли человечеству отказаться от атомной энергетики?

— Закрытие атомных электростанций привело бы к кардинальному ухудшению экологической обстановки. Энергопотребление во всем мире растет, а если компенсировать его недостаток другими способами, то это вызовет резкое увеличение выбросов в атмосферу углекислого газа за счет сжигания того же угля. Маловероятно, что здоровье людей от этого улучшится.

Обратите внимание, что в местах расположения АЭС уровень онкологических заболеваний крайне низок. Ведь это — экологически чистая энергетика. АЭС не выбрасывают в атмосферу такие объемы вредных веществ и углекислого газа, как другие источники генерации.

Страх людей перед АЭС объясним. А события на «Фукусиме-1» лишь подогрели его. Потому главное в атомной энергетике, помимо обеспечения безопасности, — совершенная прозрачность и открытость всей информации. Только так можно преодолеть недоверие  к АЭС.