Уже в ближайшее время уникальный Ботанический сад Южного федерального университета может быть пущен под топор, поскольку стал объектом интереса федерального Фонда содействия развитию жилищного строительства (РЖС).

Письмо, направленное из Фонда ректору ЮФУ, не оставляет никаких сомнений — территория Ботсада рассмат­ривается не иначе как земельный участок, пригодный для строительства. Весь вопрос в том, какую именно его часть предпочтут москвичи…

Непонятно, чем продиктована уверенность Фонда, что ЮФУ и Ростов так просто расстанутся с уникальным природным объектом. Быть может, тем, что в последние годы проблем у Ботанического сада было больше, чем явных успехов?

Два последних десятилетия Ботсаду явно не хватало того, мягко говоря, скромного финансирования, которое выделялось федеральным центром. Денег не было даже на самое элементарное — нормальное ограждение территории, вырубку сухостоя, проведение водопровода для поливки коллекций уникальных растений, ремонта оранжереи, где в холодные зимы вымерзали удивительные экземпляры тропических пальм и лиан. Научные изыскания финансировались по тому же остаточному принципу: зарплата научных сотрудников была меньше, чем у дворников. Коллектив старел, из молодых специалистов сюда шли работать лишь энтузиасты — подвижники…

Все видели бедственное положение Ботсада, но помочь ничем не могли — закон запрещает финансировать федеральный объект из региональной  или городской казны. Были возможны варианты межбюджетного финансирования, но дальше разговоров дело не пошло. В 2006 году  Ботаническому саду ЮФУ был присвоен статус памятника природы регионального значения, что окончательно запутало ситуацию с точки зрения законодательства. Складывалось впечатление, что территория Ботанического сада была предназначена для каких-то иных целей, кроме научных и образовательных…

На фоне всего этого известие о предполагаемых посягательствах со стороны Фонда РЖС прозвучало в Ростове едва ли не как похоронный марш.

А между тем потенциал Ботанического сада велик. На 160 гектарах, занятых им, университет имеет дендрарий, где произрастают редкие виды древесно-кустарниковых, в  том числе и  орехово-плодовые деревья, сохранившиеся, кстати, в России в единственном экземпляре именно в Ростове. Есть коллекционные участки с лекарственными и краснокнижными растениями, травянистыми и суккулентами, не говоря об оранжерее с тропическими растениями. А еще — уникальные коллекции степных растений, которые имеются только в Ростовском Ботаническом саду. Пускать под топор растительный фонд Ботанического сада ЮФУ преступно — и не только с точки зрения науки.

С этим полностью согласно и руководство Южного федерального университета: территорию Ботсада надо охранять и развивать, как предписано и законодательством, и человеческой моралью. Тем более, что после распада СССР Ростовский ботанический сад — единственный в стране, расположенный в степной зоне. 

Сегодня в ЮФУ пытаются найти новые формы работы, которые помогли бы пережить объекту сложный период. Теперь работу учреждения курирует научно-технический совет, куда входят не только ученые, но и возможные спонсоры и другие заинтересованные стороны. А с весны в Ботсаду появился и новый директор — Игорь Бондарев. Вопреки сложившейся традиции он  выпускник не биофака университета, а ДонГАУ, имеет опыт руководителя одного из хозяйств фирмы «Астон». Быть может, назначая его на должность, ректорат видел в нем в первую очередь именно маркетолога, который — в отличие от ученого — сможет посмотреть на ситуацию свежим взглядом и поставить дело на коммерческие рельсы? Ведь во всем мире ботанические сады давно превратились в самофинансируемые объекты, привлекающие инвестиции не только от образовательных и властных структур, но и от представителей бизнеса. А число посетителей в год там исчисляется миллионами.

Собственно, именно в этом ключе и намерен развивать Ботсад ЮФУ его новый директор. Помимо традиционного направления — сохранения и изучения биоразнообразия, просветительской и рекреационной функций — в планах развития еще два направления.

Во всем мире давно сложилась практика создания на базе ботанических садов социальных центров самой разной направленности, позволяющих  объединять людей разных возрастов и конфессий, национальностей и социальных слоев. Прием налаживания человеческих коммуникаций на фоне «зеленых» идей уже адаптирован во многих ботанических садах. А мы по старинке воспринимаем нашу «ботанику» лишь как возможность поваляться на траве и пожарить шашлык.

Сама мысль о просветительской и коммуникативной роли ботанического сада без привычки воспринимается с трудом…

Еще одна хорошая идея — использовать территорию Ботсада как информационно-инновационную площадку для молодых, которая сможет аккумулироввать новые инновационные технологии. Будет ли это называться клубом или центром — значения не имеет. Главное, чтобы формировались бизнес-проекты, которые уже в готовом виде — под реализацию — можно будет предлагать коммерческим структурам. Такая площадка привлечет в молодежное экологическое движение многих, считает Игорь Бондарев.

Удастся ли реализовать эти планы? Ведь пока речь идет о самом главном — сохранении для Ростова и России этого уникального объекта.

К счастью, у Ботанического сада ЮФУ есть сильные защитники. Это Александр Водяник, экс-директор Ботсада ЮФУ, а ныне — председатель Совета ботанических садов России при РАН, представитель Совета в Госдуме и Совете Федерации. При поддержке депутата Госдумы Светланы Журовой, которая активно выступает за неприкосновенность ростовского Ботанического сада, он не только готов защищать его интересы, но и способствовать его дальнейшему развитию.

Ростовчане не меньше, чем ректорат ЮФУ, встревожены намерениями руководителей Фонда РЖС. Большинство, узнавая новость, недоумевают, как Ботсад вообще мог попасть в список территорий, где возможна застройка?! Два выходных дня  в Ростове, у входа в парк имени Горького, активно шел сбор подписей граждан в защиту Ботанического сада ЮФУ. Под обращением к губернатору РО подписались около 2000 человек. И, похоже, это не предел. Проблема широко обсуждается в Сети, рассказал один из лидеров движения жителей Ростова за сохранение Ботсада Сергей Епанчинцев, и число противников московской идеи все растет. Из США, например, пришло письмо-подписной лист, под которым поставили свои подписи члены семьи, переехавшей на жительство из Ростова в Америку, но до сих пор сохранившие прекрасные воспоминания о ростовской «ботанике».

Смогут ли университет, общественность и власть, объединив усилия, отстоять Ботсад ЮФУ? Ведь если совсем ничего не предпринимать, то может повториться история, недавно случившаяся на известной специалистам Павловской станции, где из 90 га знаменитой коллекции ученого Вавилова погибла ее большая часть — 70 га были отданы под строительство. Теперь настал черед Ботсада ЮФУ?

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что из Фонда РЖС пришел ответ на те протестные письма, которые руководство ЮФУ и Ботсада отправило в Москву еще в начале августа. В ответе сообщалось, что письмо Фонда носило «чисто техническую направленность». Атака отбита?  Если так, спасибо Светлане Журовой, инициировавшей рассмотрение вопроса «наверху», Александру Водянику и всем, кому небезразлична судьба ростовского Ботсада. Быть может, стоит поблагодарить и Фонд РЖС? Если бы не их строительные намерения, проблемы уникального объекта не вышли бы за пределы узкого круга, а общественность так и не узнала бы о том, как мощно может звучать ее голос.