Древнегреческий философ Платон читал свои лекции в оливковых рощах, хотя вполне мог бы делать то же самое под крышей. Однако он утверждал, что восприимчивость слушателей к его идеям многократно возрастала именно на природе. Почему так?

Однозначного ответа нет до сих пор, хотя эффект имеет место — вспомните лондонский Гайд-парк. Возможно, именно потому в России так горячо поддерживают идею использования университетских Ботанических садов в качестве коммуникативных площадок для обретения — не смейтесь! — национальной идеи.

Поначалу это звучит как утопия. Однако тот факт, что в послевоенной Европе именно эти схемы были успешно использованы для формирования ценностей общества, потрясенного утратами войны, внушает определенные надежды. Известно, что если идея завладевает умами примерно 15% населения, то у нее есть шанс охватить все общество.

Где встречаться «бирюзовым»?

Сегодня в развитых странах ботанические сады являют собой не только коллекции удивительных растений и примеры ландшафтного дизайна, отдушины ботаников и эстетов, но являются площадкой, куда приходят очень разные люди, которых если что-то и объединяет, то разве что неравнодушие к природе. Говорят, сегодня больше не в моде «зеленые» идеи, зато набирают силу «бирюзовые». Зеленый, цвет растений, и голубой, цвет неба, в результате дают бирюзовый. А в целом речь о гармонии на планете Земля, где человек — лишь составляющая природы, но отнюдь не ее царь, как утверждали лет 40 назад… И логично собирать сторонников «бирюзовой» идеи именно в Ботаническом саду — не идти же им на стадион.

Участник пилотного проекта

Воплощением этого в жизнь и занялись ведущие специалисты российских ботанических садов, предложившие проект их модернизации, получивший звание народного. Этот проект ляжет в основу новой федеральной целевой программы. На недавно состоявшемся Байкальском экономическом форуме проект защищала депутат Госдумы Светлана Журова, предложившая в качестве участников пилотного проекта три университетских ботсада России — Иркутский, Йошкар-Олинский из Мари-Эл и Ростовский.

Шаг за шагом

О том, как модернизировать Ботанический сад ЮФУ, и шел разговор за «круглым столом», прошедшим в областном Доме журналиста. После недавнего стресса, перенесенного общественностью Ростова, вызванного новостью о планах по использованию территории Ботанического сада под строительную площадку, интерес к этому уникальному для степной зоны объекту резко возрос. И стало понятно, что донельзя запущенный университетский сад, где проблемы копились не годами — десятилетиями, требует прежде всего расчистки и наведения элементарного порядка на его территории. Это необходимый шаг, без которого невозможно участие в национальном проекте.

Новый директор Ботсада  Игорь  Бондарев подсчитал, что обойдется это в сумму около 1 млрд. 300 млн. рублей. Это — если исключить затраты на расчистку, которая будет бесплатной за счет рук волонтеров, и расходы на посадочный материал, полученный также даром — путем обмена с коллегами из других ботанических садов России. Если сравнить эту сумму с тем, что выделяется на экологию Ростова на три года — 15 млрд. рублей, то цифра  покажется  достаточно скромной.

Если удастся привести Ботсад в порядок и начать реализацию пилотной программы, то появится шанс привлечь к участию и частный бизнес, как это принято во всех развитых странах. Деньги государства, вложенные в развитие ботанических садов разных стран, весьма скромны и составляют не более одной сороковой от общих потребностей, которые восполняются бизнесом. По сути это и есть институт социально ориентированного предпринимательства, в котором так нуждается Россия.

Как подготовить новых Капиц?

Но чтобы интерес к «ботанике» проявили самые разные представители общества, даже далекие от проблем экологии, необходимо изменить принцип подбора кадров. Если раньше костяк любого ботсада составляли профессиональные ботаники и экологи, то нынче спрос на другую профессию — эколога-философа. Отбирают кандидатов на эту должность из креативных студентов и научных сотрудников университетов, которые способны не только совмещать сразу несколько специальностей, но мыслить творчески и нешаблонно, рассказал представитель ботсадов России в органах власти Александр Водяник. Ведь сегодня в России практически исчез пласт ученых, подобных Сергею Капице, способных ясно и доходчиво популяризировать науку, — вакуум надо срочно заполнять. Стажировку креативщики проходят с ботсадах Великобритании, привозя домой навыки, которые помогают в корне изменить ситуацию. Есть и яркий пример тому — преображенный ботсад Иркутского университета, также ставший участником пилотного проекта. В нем сейчас работают 15 именно таких «штучных» сотрудников со смежными функциями и зарплатой от 18 до 40 тысяч рублей. Интерпретируя научные знания в яркие и доступные самым широким слоям общества идеи, эти сотрудники выиграли только отечественных грантов на сумму более 35 млн. рублей. Стоит поискать как следует, и таких людей можно найти на Дону.

Если удастся привести ростовскую «ботанику» в порядок, на что потребуется от 3 до 4 лет, подготовить экологов-философов, привлечь инвестиции частного капитала, то отдача наступит уже через 6-7 лет, как показывает опыт Иркутского университета.

Но чтобы это стало реальностью и в Ростове, мало одного энтузиазма дирекции Ботсада ЮФУ, волонтеров и любителей природы.

Еще в конце нынешнего лета журналисты с нетерпением ожидали приезда в Ростов депутата Госдумы Светланы Журовой, курирующей вопросы развития ботсадов России. Не дождались. Причина проста: желания встретиться с депутатом по этому вопросу не высказал ни один представитель власти — ни городского, ни областного уровня. Быть может, в Иркутске дело пошло так споро оттого, что в нем были заинтересованы и местные чиновники, и бизнес, поддержавшие депутата Госдумы?