Есть в хуторе Гороховка подворье, которое гостям Шолоховского района показывают как местную достопримечательность. Для желающих побывать на «кордоне лесника», посмотреть, как можно землю усадьбы и прилегающий к ней лес обустроить, отдохнуть недельку — двери всегда открыты. Вот и мы напросились на вечерок к заслуженному лесоводу России Василию Анатольевичу Солдатову.

Здесь белый лебедь на пруду

Когда хозяин распахнул перед нами калитку — мы замерли на пороге. Вроде от цивилизации — станицы Вешенской — недалеко уехали, а словно в сказку попали. Солнце уже почти скрылось за горизонтом, и его последние лучи скользили по желтой шапке леса (в нем, подойдя поближе, мы разглядели и дубки, и ясень, и черноклен, и березу), по небольшому прудику в центре усадьбы, по которому плыл одинокий лебедь. В стороне от него держалась стая уток. Их только в этом году привезли из Азовского заказника. Солдатов пояснил, что сначала разбежались они по всей округе, а потом вернулись, поняли: корм есть, озеро хорошее, прижились.

О чудесах этого подворья нам заранее рассказала заместитель главы администрации района Мария Ивановна Закутская. Так что мы уже знали, что в пруду ловится рыба, а три десятка черепах поднимают из воды свои любопытные головки, чуть услышат голос хозяина.

К сожалению, черепах мы не увидели — они уже спали. Зато лебедь не спешил в свой домик с камышовой крышей и приплыл на зов Василия Анатольевича. Поглощая угощение, невозмутимо выслушал его укоры по поводу того, что лебедок не принимает.

— Видно, ждет свою единственную, — вздохнул сват-неудачник, который не первый год ищет лебедю Саше невесту.

Зато орлан белохвостый показался нам во всей красе, раскинув широченные крылья. Правда, вид у него был не очень доброжелательный. Потому мы знакомились с ним с большими предосторожностями: за сетку не заходили, лишь чуть приоткрыли дверцу. О повадках своих питомцев, о других представителях орнитофауны донских лесов Василий Анатольевич много интересного может рассказать. Прослужив 40 лет в лесном хозяйстве Ростовской области (руководил в свое время крупными лесхозами в нескольких районах), Солдатов решил сделать на своем подворье такой уголок, чтобы каждый желающий, а самое главное — дети, с живой природой знакомился, учился ее понимать и защищать. Был в свое время Солдатов настоящим охотником. Его добыча — олени, дикие кабаны, лисицы, волки. Но теперь о былом азарте напоминают лишь чучела да головы животных, ставшие неотъемлемой частью интерьера двухэтажного дома, скорее похожего на музей охотника. А сам Василий Анатольевич теперь охоте предпочитает рыбалку, к которой и внуки пристрастились. Живность подраненная, лесная да степная, у него защиту и приют находит. Хищника — орлана белохвостого — с покалеченным крылом подобрали в зарослях кустарника егеря и принесли к бывалому леснику. Тот орлана вылечил, назвал Жориком. И теперь Жорик от спасителя ни ногой, то есть ни крылом. Как-то Солдатов решил хищную птицу выпустить, мол, оклемался, пора ему на волю. Полетел орлан над прудом, круга три сделал. Тут до лесника дошло: «А вдруг на лебедя спикирует»? Но птицу орлан не тронул. Два дня кружил над усадьбой, а потом вернулся за сетку.

— Предпочел свободе ежедневные 700 граммов мяса, — шутит Солдатов.

С тех пор между орланом и лесником завязались свои отношения — осторожно-доверительные. И внуков Василий Анатольевич тому же учит: орлан — хищник, хоть и одомашненный. И повадки у него порой дикие прорываются: когтями так «поздороваться» может, что мало не покажется.

Юго-восточный фронт

Юго-восточный фронт — это про лето 2010 года. По дороге в Гороховку мы видели выжженные участки леса. Сколько деревьев огонь погубил! Но общая беда, выходит, людей крепче объединяет, чем общая радость. Все население на борьбу с огнем поднялось. Солдатов был на тушении пожара от первого до последнего часа.

— Был в команде администрации, на юго-восточном фронте, держали оборону, чтобы огонь не прошел в сторону хутора Андроповского, — вспоминает Василий Анатольевич.

Рядом с ним тогда был и его брат — Петр Анатольевич, он тоже из «лесников» — в лесхозе работает. Вместе стратегию и тактику обороны разрабатывали. Лесной огонь коварный очень. Ветер поднимается — и словно кто из огнемета начинает стрелять. Хлопок — и пламя летит на километр, перелетает шоссе — и пошел гореть сосняк на другой стороне. Тушишь одно дерево, смотришь — позади тебя другое загорелось. Куда бежать?

— А как же Гороховка? — спросили мы у Солдатова.

— До Гороховки пожар дошел, уже эвакуация с окраинных улиц началась, а ему навстречу люди с иконами вышли. Может, ветер поменялся? Мы об этом не знаем. Но огонь направился в другую сторону, уцелела Гороховка. И южный фронт выстоял: до Андроповки пожар тоже не дошел… Конечно, после таких воспоминаний завели мы с Солдатовым разговор о том, что сегодня с лесами в Ростовской области происходит, почему горят так часто.

— А что хорошего может быть, если за 15 лет 9 реорганизаций лесного хозяйства произошло?! Если раньше в районе лесами один лесхоз занимался, то сейчас — отдельно инспектора леса, отдельно — хозяйственники, которые ведут уход, посадку. Как говорится, у семи нянек, — рассуждал Солдатов.

И еще немаловажный фактор — большой процент сосновых насаждений, которым по 30-40 лет. Они и горят. По закону сгоревший лес восстановить надо в первую очередь. То есть на его месте новый посадить. А чтобы это сделать, нужно старый горельник убрать, подготовить почву, вырастить посадочный материал. Работы много. Только в Вешенском и Верхнедонском лесхозах около 50 тысяч гектаров сосняков, посаженных на песках. Раньше межполосные пространства оставляли, они использовались как выпасы для скота. А в последние годы начали сосну сплошняком сажать, не думали, что она вся на песках вырастет. А она выросла. Теперь задача — вокруг населенных пунктов в обязательном порядке сделать в лесных массивах разрывы до 300 — 400 метров: рассечь нужно лес. И если будет очередной пожар, то эти разрывы помогут его остановить.

— Но еще очень важно, чтобы люди к лесу по-человечески относились. Порой жители района свои проблемы за его счет решают: ЗИЛ-130 загружают мусором со своего двора, говорят подростку-сыну, мол, поехали со мной, вывезем мусор. И как вы думаете, куда они едут? Прямиком в лес вываливают! Такой пример отец сыну показывает…

…На «кордон лесника» опустились густые сумерки. Лебедь уплыл в свой домик с камышовой крышей, что-то проклекотал во сне белохвостый орлан, ему в ответ захлопали крыльями утки. Всем им здесь хорошо и спокойно. И так же хорошо должно быть рядом с ними и людям. Побольше бы таких кордонов.