Мы, жители Вешенской, привыкли видеть на окраинах станицы плотное кольцо соснового леса. Дышать целительным воздухом, собирать грибы, пользоваться древесиной. Но не ради этого стали когда-то высаживать сосну на вешенских песках. Причина в другом.

В XIX веке распашка легких супесчаных и песчаных почв на левобережье Дона, выпас многочисленного поголовья скота привели постепенно к уничтожению травы. Песок оголился, сделался сыпучим и начал свою губительную работу. Засыпались пахотные земли, сады, левады. Песчаная пыль ветром поднималась в воздух и проникала в жилища… Это было настоящее бедствие.

«Безнаказанно и неотвратимо, со змеиным шипением, ползли с востока гибельные пески, из года в год поглощая ненасытным желтым зевом плодородную почву», — писал М.А. Шолохов.

В конце XIX века наступление песков стало угрожающим. Они подступали вплотную к хуторам и буквально засыпали их, вынуждая людей переселяться. Такая судьба постигла хутора Апушинский и Галицынский Еланского юрта, возникла непосредственная угроза Вешенской, на которую медленно, но неотвратимо надвигались тысячи десятин сыпучего, или «летучего», как его называли тогда, песка.

Вешенские казаки решили бороться с песчаным нашествием. Сначала для закрепления движущихся песков использовали краснотал. Правительство войска Донского поощряло эти посадки и финансировало их. Куртины и отдельные кусты краснотала на окраинах хуторов и станиц сохранились до наших дней.

В начале ХХ века на песках вблизи ст. Вешенской начали высаживать сосну. Но остановить пески удалось уже при советской власти, десятилетия спустя.

В наших экстремальных условиях (недостаток влаги, засуха, обилие вредителей) сосна требует к себе внимательного, бережного отношения, а нередко и конкретной помощи. Например, борьбы с вредителями. Полное объедание хвои – это тот же пожар, только медленный.

И это мы наблюдаем сейчас в вешенских сосняках. Сосновый лес, созданный несколькими поколениями вешенских лесоводов, — на краю гибели! Бедствие это не природное, а скорее рукотворное.

Деньги на проведение борьбы с лесными вредителями (авиахимборьба) выделяются из федерального бюджета и через Федеральное агентство лесного хозяйства распределяются по областям и краям и далее по лесхозам – в зависимости от площади заселения и численности вредителей леса. Так должно быть. На самом деле деньги на борьбу с вредителями леса в последние два года не выделялись вообще. Печальный результат — у всех на виду.

Нам снизу не видно, кто более виновен в этом. То ли это московские чиновники из Федерального агентства лесного хозяйства, которые не доказали необходимость выделения денег для борьбы с вредителями, то ли это правительственные чиновники, ведающие выделением средств на эти цели.

В 1948 году, после продолжительной и изнурительной войны, когда вся страна лежала в руинах, нашли деньги на лес — почти 100 % существующих ныне сосняков в Шолоховском районе посажены именно в эти годы. А сегодня, в XXI веке, денег на защиту леса не нашлось…

Обидно, когда гибнет труд всей жизни — моей и моих товарищей-лесоводов…

В. ПЕРЕВЕРТКИН,

заслуженный лесовод РСФСР, бывший директор Вешенского опытно–показательного мехлесхоза,