Наблюдение за птицами, возвращающимися с зимовок, может принести много неожиданного.

Отзовитесь, тов. Петров!

5 мая 1937 года наша газета, которая называлась тогда «Большевистская смена» и распространялась по всему Азово-Черноморью, опубликовала заметку следующего содержания: «Любитель-птицелов А. Петров — печатник типографии газеты «Колхозная Кубань» — недавно был на охоте за перепелами. С охоты он возвратился с интересной добычей: на ножке перепела было надето алюминиевое кольцо с надписью: «zoo. cairo.

2. 654».

Есть предположение, что этот перепел был пущен из Каира зоологическим учреждением, которое пожелало изучить маршрут полета перепела».

В постскриптуме к заметке редакция просила тов. Петрова переслать это кольцо в Ростовский гос­университет.

Внял тов. Петров просьбе или сделал вид, что не расслышал, чтобы не афишировать в то опасное время свою мимолетную связь с заграницей, — о том теперь не узнать: продолжения перепелиной истории на страницах газеты не последовало.

А вот если бы тов. Петров взял да перенесся из того времени в наше, такое ли алюминиевое колечко он мог бы обнаружить на птичьей лапке? Как и кого ему бы стоило о том оповестить?

С этими вопросами мы обратились к доктору биологических наук, заведующему кафедрой ботаники и зоологии факультета естествознания ЮФУ Виктору БЕЛИКУ.

— Кольцеванию как методу изучения миграций птиц уже больше ста лет. Многие ученые по сию пору считают его самым надежным, но это не значит, что сегодня кольцевание происходит точно так же, как 100 или 70 лет назад. И в наши дни птиц метят с помощью серебристых колечек из легких сплавов, однако вошли в практику и другие — из цветного пластика, порой даже с приметными флажками. Такие метки гораздо легче разглядеть в бинокль или в подзорную трубу.

Ошейник для… гуся

—  Два года назад на севере Волгоградской области экспедиция нашего института обнаружила тундровых гусей-гуменников. Они остановились на отдых во время пролета. Уже дома, рассматривая фотографии стаи при большом увеличении, мы заметили, что на двух птицах надеты желтые кольца-ошейники. Они значительно шире тех, что надеваются на птичьи лапки. Так обычно метят крупных птиц — уток, гусей, лебедей.

По цифровому коду на их ошейниках удалось разыскать наших гусей в базе данных в Интернете. Оказалось, что в последние пять лет эту пару гуменников видели в Нидерландах, Германии, Польше. Мы тоже оставили на этом сайте свою запись — о пребывании гуся в Волгоградской области.

— А не опасны ли для птиц яркие метки на лапках или броские цветные ошейники? А ну как непомеченные будут смотреть на такого окольцованного, как на чужака?

— Нет, этого не происходит. Даже наоборот: можно предположить, что птица с большим ярким ошейником окажется в выигрыше, потому что в глазах противоположного пола станет более привлекательной.

— Виктор Павлович, а чем объясняется тот факт, что сведения об их гусях поступали в основном от иностранцев? У нас еще не принято создавать таким образом птичьи биографии, или нашим ученым и натуралистам-любителям этот гусь почему-то не попадался на глаза?

— Возможно и то, и другое. За границей фотоохота и бердвотчинг – наблюдение за птицами в дикой природе — занятия более распространенные, чем в России. Поэтому информационные базы национальных центров кольцевания птиц пополняются не только специалистами. С другой стороны, отличается и отношение к диким птицам в России и, к примеру, в Западной Европе. В той же Германии гуси-гуменники безбоязненно пасутся неподалеку от домашних гусей, зная, что их не обидят. Но как только такая стая пересекает нашу границу, ее поведение сразу меняется: теперь она уже людей близко к себе не подпустит, и увидеть кольцо на ее шее значительно труднее.

Эта птица — не шпионка

А потом профессор Белик показал мне снимок птицы, которую не только тов. Петров в 1937 году, но и многие наши современники с ходу заподозрили бы в шпионаже. Это был сокол-балабан. На спине пернатого четко вырисовывался миниатюрный передатчик с антенной. Но среди агентов спецслужб этот сокол числится едва ли.

— В настоящее время для изучения миграций птиц и особенностей их биологии могут использоваться спутниковые трансмиттеры, — прокомментировал Виктор Павлович это изображение.

В сравнении с кольцеванием такой метод — куда более прогрессивный: птица живет своей обычной жизнью, а информация о ней поступает в научно-исследовательский центр. Однако такой способ наблюдения за птицами довольно дорогостоящий, используется нечасто. В основном – в рамках международных проектов. К тому же передатчик тяжеловат: граммов 30 примерно, не каждому пернатому это по силам.

Другое дело геолокатор — маленькое легкое устройство, раз в десять легче передатчика с антенной, с которым птица может летать и год, и два, и больше. Геолокатор записывает весь ее маршрут. Вот только чтобы познакомиться с этими записями, это устройство с птицы еще нужно снять…

И все же, по мнению Виктора Белика, будущее в изучении птичьих перелетов, которые по сей день открывают для ученых много нового и неожиданного, — за геолокаторами, которые, благодаря развитию цифровой техники, скоро обещают стать еще более миниатюрными, легкими и надежными.