Несколько лет назад Александр Галицкий, бывший конструктор вертолетов, а ныне предприниматель, поселился в хуторе Колузаево Азовского района. Очень скоро стало ясно: человек он честный и искренний, но очень уж «неудобный». То ли профессия приучила его к порядку, то ли характер у него такой, но только обеспокоился он — не поверите! — браконьерством на реке, нимало не заботясь при этом о собственной безопасности, несмотря на многочисленные угрозы в свой адрес…

А, быть может, все дело в том, что посмотрел Галицкий на все свежим взглядом приезжего? И поразился: оказывается, промысел, что ведет местная рыболовецкая артель, ничего общего не имеет с тем почтительно- бережным отношением к реке, какой был всегда присущ донским казакам. Неужели это потомки тех, кто во время нереста обматывал лошадиные копыта и избегал колокольного звона, чтобы лишний раз не потревожить рыбу? Сегодня нарушены все запреты. Местные жители все видят, но молчат…

Галицкий молчать не мог. И посыпались от него обращения в самые разные инстанции — полицию, рыбнадзор, областную, районную и природоохранную прокуратуры, Росприроднадзор по ЮФО, Росрыболовство. За столько лет активной переписки имя Галицкого давно и хорошо знают во всех этих инстанциях. Но не всегда соглашаются с ним. При ведомственных проверках и расследованиях очень часто сообщаемые им факты «не находят своего объективного подтверждения», а потому «оснований для принятия мер не усматривается», отвечают Галицкому из самых разных инстанций. Не потому ли, что очень часто рыбаки заранее знают о предстоящей проверке и успевают подготовиться к ней?

Как-то раз инспекторы рыбоохраны, вызванные Галицким по факту незаконного вылова рыбы артельщиками, не нашли никаких нарушений в деятельности рыбаков. Чтобы убедить Галицкого, что все происходящее находится в рамках закона, инспекторы зачитывали ему «Правила рыболовства» от 1958 года, которые давно противоречат современному законодательству, но до сих пор, судя по всему, являются главным документом для рыбоохраны в борьбе с браконьерами.

Однако сказать, что Галицкий ничего не добился за эти годы, нельзя. Ему удалось привлечь внимание к проблеме вылова такой редкой донской рыбы, занесенной в Красную книгу, как шемая, которую артельщики добывали для дальнейшего воспроизводства, но — с нарушениями. Эти факты с подачи Галицкого выявили сотрудники департамента Росприроднадзора по ЮФО. В результате виновные были привлечены к административной ответственности, часть материала передана в суд.

Сейчас Галицкий пытается обратить внимание многочисленных инстанций, способных повлиять на ситуацию, на факты разрушения донского берега в Колузаево. Не секрет, что рыбодобывающая артель тралит невода с помощью двух тракторов, идущих по береговой полосе и отмели Дона. Берег при этом перепахивается, трактора заходят в воду, загрязняя реку, уничтожая и флору, и фауну. Однако привлечь внимание органов Росприроднадзора и Росрыболовства к этим нарушениям закона Галицкому не удается. И это несмотря на то, что в Водном кодексе ясно сказано: в границах водоохранных зон движение и стоянка транспортных средств запрещается.

Помощь пришла с неожиданной стороны — из полиции, куда обратился Галицкий. Патруль ДПС с помощью эвакуатора увез один из тракторов на штрафстоянку, поскольку тракторист не смог предъявить ни регистрационных документов, ни прав, ни других необходимых в таких случаях бумаг. Правда, спустя несколько дней трактор вернулся, и транспортный «тандем» продолжил работу...

Сейчас горячее время — идет путина. Галицкий вновь пишет письма в самые разные инстанции, будучи убежден, что рыбацкая артель не фиксирует реальные уловы в рыбопромысловом журнале, перегружает рыбу в автофургон без взвешивания и в отсутствие инспектора рыбоохраны. По мнению Галицкого, если отразить в журнале реальный улов, то вся квота артели будет выловлена за 5 рабочих дней. А между тем инспектор рыбоохраны никак не реагирует на такую деятельность артельщиков, утверждает А. Галицкий.

Насколько обоснованы такие заявления добровольного защитника природы, сказать трудно, если опираться исключительно на документы. Нарушения периодически обнаруживаются и фиксируются, чаще — не обнаруживаются. Так продолжается не один год. И никого не пугает, что при таком потребительском подходе к рыбным запасам скоро ловить в Дону будет нечего. Придется тогда местным жителям отказаться от традиционного промысла, которым жило не одно поколение казаков. Перед глазами наглядный пример — Азовское море, потерявшее свое промысловое значение исключительно из-за безжалостного браконьерского вылова рыбы.

Может, стоит контролирующим органам всерьез заинтересоваться наконец тем, что происходит на тоне в хуторе Колузаево? Да попробовать провести проверку таким образом, чтобы о ней заранее не предупредили артельщиков…

Не надеясь на такой исход дела, Галицкий обратился с проблемой правового нигилизма в отдельно взятом хуторе к президенту страны В. Путину. Тем более что браконьерство на реке — лишь малая часть тех нарушений природоохранного законодательства, которые имеют место в хуторе, убежден предприниматель.

P.S. Когда материал готовился к печати, стало известно, что президент РФ получил обращение Александра Галицкого. В происходящем поручено разобраться областной прокуратуре с обязательными ответами в администрацию президента и А. Т. Галицкому.