Известие о строительстве в Ростове завода по сжиганию иловых осадков городской канализации горожане встретили неоднозначно.

 Многие решительно возражали, а городские активисты даже стали собирать протестные подписи, считая, что подобное производство в непосредственной близости от города-миллионника нанесет непоправимый вред его экологии.
P1070119.jpg

Чтобы внести ясность и пресечь всевозможные слухи и домыслы, ростовский «Водоканал» пригласил журналистов электронных и печатных СМИ на очистные сооружения предприятия, на территории которых начато строительство завода. Здесь мы осмотрели производство, пообщались со специалистами, задавая «неудобные» вопросы, а заодно увидели собственными глазами бескрайние иловые «плантации», отравляющие дурным запахом воздух в Западном микрорайоне Ростова, что раскинулся на другом берегу Дона...

Пресс-тур был организован руководством ростовского «Водоканала» и компанией ООО «АБВК-Эко». Последняя является частным инвестором регионального проекта «Чистый Дон», реализуемого на принципах частно-государственного партнерства.

Канализационные илы — это пластелиноподобная масса, которая остается после очистки канализационных вод. Илы не только дурно пахнут, но на протяжении первых трех лет хранения на открытом воздухе выделяют метан, разрушающий озоновый слой атмосферы, а еще — опасные сернистые выделения, влияющие на нервную систему человека.

Но и это еще не все. На ростовских очистных сооружениях илы хранятся на специальных бетонированных площадках, огороженных от Дона дамбой. Свозят их сюда и «складируют», начиная с 1973 года... За истекшие десятилетия «иловые карты», как называют их специалисты, «захватили» площадь в 30 гектаров. Дожди размывают эти скопления. Если в бетоне площадок появятся трещины, то не исключено проникновение концентрата, содержащего загрязняющие вещества и патогенную флору, в почву, подземные воды или в реку. Обернуться это может экологической катастрофой для Приазовья.

О необходимости строительства завода по сжиганию илов говорили еще лет 15-20 назад, однако несовершенство существовавших тогда технологий тормозило процесс.

По какому принципу выбирали нынешний проект, рассказал заместитель гендиректора ОАО «ПО Водоканал» Сергей Шнейдер:

— Мы долго и придирчиво выбирали его на протяжении двух последних лет, отказавшись от всех «экзотических» предложений. Остановились на экономически целесообразном, который позволит утилизировать иловые осадки с выработкой тепла и электроэнергии. Это покроет все энергетические затраты самого завода, а излишки будут переданы «Водоканалу». Хочу отметить, что неправы те, кто полагает, будто к нам в Россию из Европы везут устаревшие технологии. В Германии существует список лучших современных технологий, рекомендуемых при организации производства. Так вот, в выбранном нами проекте из этого списка используются 13, адаптированных в Европе.

Интересовало журналистов и другое — насколько безопасна будет деятельность завода для окружающей среды и здоровья человека. Ведь продукты горения так или иначе будут поступать в атмосферу...

P1070131.jpg

О работе завода рассказал Витали Гисс, представитель застройщика немецкой компании Hager+Elsasser GmbH, имеющей большой опыт сооружения подобных заводов в Европе:

— Такие производства успешно существуют не один год в Карлсруэ, Штутгарте. Причем построены они не далеко за городом, как это будет в Ростове, а неподалеку от центра, среди городских кварталов. По европейским стандартам их выбросы — в пределах допустимых норм. Люди, живущие рядом с такими заводами в Европе, разводят виноградники и делают вино...

До сжигания илы проходят несколько этапов очистки. Начинается все с их сбраживания, выделяющийся при этом метан отправляется на газотурбинную установку, где вырабатывается электроэнергия. Избыточное тепло подсушивает осадок, попутно извлекаются другие вредные вещества. До того как попасть в печь, иловый осадок потеряет не только вредные вещества, но и объем, от которого останется примерно 10 %, это, кстати, еще одно достоинство этой технологии — небольшие объемы сжигаемого вещества.

Что же все-таки в конечном итоге будет вылетать из трубы завода? Как заверили специалисты, продукты сгорания будут аналогичны выхлопу автомобиля, работающего на газе. Если сравнивать вред от дыма завода с вредом от выхлопа машин с использованием бензина или солярки, то это составит доли процента. Дымовые газы проходят трехступенчатую очистку. В атмосферу будут поступать нейтральные газы, включая водяной пар, азот, углекислый газ, кислород. Еще один продукт сжигания, сажа, будет улавливаться на выходе. Оставшаяся зола будет использоваться для строительства дорог и для пересыпки полигонов ТБО. Закрытый цикл, каким его рисуют в учебниках, осуществится на практике.

В конечном итоге новые «партии» илов больше не будут складироваться на площадках под открытым небом, а сразу отправятся на завод. Это значит, что площадь иловых карт расти не будет, а со временем станет уменьшаться, что сведет на нет риск проникновения концентрата в подземные воды, почву, в Дон. Сколько понадобится времени, чтобы сжечь уже скопившийся ил, сказать сложно. А вот запах продержится недолго — примерно около трех лет — до тех пор пока не выветрятся илы, которые сегодня все еще размещают на иловых картах. В мае 2014 года к заводу будут подведены все коммуникации и начнутся пусконаладочные работы, в декабре 2014 года завод должен заработать.

Журналистов эти доводы специалистов убедили. Осталось убедить жителей Ростова в том, что предложенные технологии безопасны для их здоровья. Иначе получается парадокс — ратуя за чистый воздух, люди в то же время противятся внедрению «зеленых» технологий...