Почему свалку в нескольких метрах от реки так долго не могло «разглядеть» начальство?

В устье реки Мокрый Батай в водоохранной зоне «некто» устроил свалку.

На прошлой неделе тихая южная окраина хутора Ленина, что в Аксайском районе, «бурлила». Не подумайте, что там случился природный катаклизм. Это хуторские активисты наконец-то достучались до власти. 


Кому к офтальмологу?

Местные активисты добились приезда к ним депутата Госдумы РФ, координатора Центра общественного мониторинга Общероссийского народного фронта по проблемам экологии и защиты леса Владимира Гутенева.  Он взялся за проблему, с которой хуторяне безрезультатно несколько месяцев стучались во всевозможные инстанции. Почему для разговора собрались на берегу реки? Так в нем – в береге реки – вся суть проблемы и заключается: здесь похоронили, по самым скромным подсчетам очевидцев, более двух тысяч тонн строительного мусора.

Первыми тревогу забили женщины, которые скот на пастбище выгоняли.

– Хуторяне, имеющие на подворье скотину, эту землю трепетно оберегали: убирали на субботниках так, чтобы ни лоскутка пленки не осталось, ни стеклышка.  И вдруг мы увидели, как на нашем клочке земли появилась мощная техника. Бульдозер «оформил под котлован» рельефный спуск к реке, и КамАЗы повезли сюда строительный мусор – банки из-под краски, картон, куски стекловаты, выкорчеванные деревья, – вспоминает Галина Ефимова. – Там, за лесополосой, крупный объект как раз в то время строился.

– Котлован получился шестьдесят метров в длину, двадцать пять – в ширину и четыре – в глубину, – говорит местный житель Евгений Бенбера. – Целую неделю КамАЗы трудились – мусор возили, трактор все сваливал в котлован.

Мы возмущались: ведь река рядом, в ней народ купается, рыбу ловит, отдыхает на берегу, как можно тут свалку устроить? И по какому закону? Здесь же – водоохранная зона! Люди дорогу пытались перекрывать, да разве кого остановишь? Они и лесополосу вырубили, чтобы ближе было мусор возить.

В 2009 году на очистку реки потратили 8 миллионов бюджетных средств. Что будет с рекой в 2016 году, когда после дождей в нее попадут стоки со свалки?

– Мы первым делом позвонили нашему участковому, он ответил, что это – не дело полиции.

Обратились к депутату местного поселения по нашему округу, он приехал, посмотрел на все, развел руками и – поминай как звали, – говорит местный житель Петр Пряхин. – Тогда решили, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. У нас имелись фотографии авто, где видно номера, снимки того, что вывалили в котлован. Очень вовремя мы об этом позаботились, потому что бульдозер буквально следом все засыпал приличным слоем чернозема. 

…Вот такая метаморфоза с берегом реки произошла: был – низкий с пологим спуском, стал высокий и крутой. И что там похоронено? Когда приехала комиссия (обращения в районную прокуратуру и министерство природных ресурсов и экологии Ростовской области все же сделали свое дело), в пяти вырытых шурфах мусора не обнаружили. А «небольшие изменения природного ландшафта» бывшая в то время главой Ленинского сельского поселения Людмила Флюта объяснила необходимостью выровнять берег реки. 

– Так нам в лицо и сказали: мол, никакого мусора там нет, зря панику поднимаете, – объяснил Пряхин. – И после этого нам в области вообще ходу не было, поскольку все ссылались на вывод, сделанный этой комиссией.

История, конечно, загадочная. И разве «мусора нет» – это ответ? А что привезли на берег реки? По какому проекту велись работы? Кто его заказывал? Чья, так сказать, инициатива? Кто проект готовил? Кто давал добро на вырубку деревьев в лесополосе? А главное: кто и кому оплачивал «изменения в ландшафте»? Ведь если котлован сделан и засыпан по закону – то есть по утвержденному проекту, то обязательно должны остаться финансовые следы этой деятельности. Их пока ни общественности – жителям хутора Ленина, ни активистам  никто не представил. На все один ответ: мусора нет. 

Но народ в хуторе дотошный и упорный. Их ситуация так достала, что в Москву поехали. Там не растерялись, а нашли тех, кто их услышал. Мало того, к приезду депутата Госдумы Владимира Гутенева активисты за свои средства наняли бульдозер, и он на глазах журналистов и представителей Народного фронта слегка раскопал то, что похоронено под мощным слоем грунта. И все увидели – там реально мусор! Именно так рекультивированная свалка и выглядит. И Гутенев, которого познакомили с официальными ответами местных надзирающих за экологией органов, через СМИ предложил всем, кто готовил эти ответы, провериться у офтальмолога на близорукость. И пообещал, что новое расследование будет проведено обязательно и виновные будут наказаны. 


Еще одна аномалия 

А вот мы так горячиться не будем. Мы готовы даже поспорить, что виновных не найдут и все спустят на тормозах. Потому что в редакции знают: хутор Ленина Аксайского района – это аномальная зона. Газета «Наше время» в материале «Твердая валюта по сходной цене» (17 июня 2013 года, №164) писала о проблемах собственников земли, чьи участки расположены на полях, находящихся рядом с хутором Ленина и трассой М 4 «Дон». Участки эти – лакомый кусок. И потому собственников лишили возможности своей землей пользоваться: на одном поле после утверждения нового генерального плана не оказалось дороги, на другом выход к трассе перекрыл новый, неизвестно как туда попавший собственник, и люди оказались словно на необитаемом острове. Им остается продавать свои участки сельхозназначения за гроши тем, кто легко переведет земли в другую категорию, легко уладит проблемы с подъездом к ним. Тогда цена земли значительно возрастет. 

Писали мы об этом не раз. Но ничего не изменилось. И на прошлой неделе в хуторе Ленина на берегу реки мы снова встретили старых знакомых, которые сначала воевали со своей властью за землю личную, теперь воюют за общественную. В №410 за 16 октября 2014 года в материале «Пора поднять «занавес» мы написали: «Некоторые чиновники начинают активно действовать, когда грянет гром. Что может стать громом для главы Ленинского сельского поселения Людмилы Флюты, нам сказать сложно». В 2015 году после того, как в Москве заинтересовались «ландшафтными преобразованиями», Людмила Флюта досрочно и по собственному желанию сложила свои полномочия. Но все не так просто. Она ушла, чтобы… возглавить соседнее Истоминское сельское поселение того же Аксайского района. Депутат Госдумы Владимир Гутенев все удивлялся, что не видит у реки представителей районной власти, сельского поселения, природоохранной прокуратуры. А что нового они могут сказать, кроме того, что написали в официальных ответах? Ведь ни очевидцев выгрузки сюда мусора до сих пор никто даже не опросил, ни фото никто у них не взял, из которых понятно, что происходило почти год назад на берегу реки…

– Здесь налицо прямое нарушение природоохранного законодательства, – комментирует ситуацию Владимир Владимирович Гутенев.

Для того, чтобы ликвидировать незаконные свалки, привести в порядок те, что уже давно отработали положенный срок, а все еще эксплуатируются, отходы надо куда-то вывезти и переработать. Рассортировать, отправить на предприятия, которые выпустят из них полезную продукцию. Но вывезти так, чтобы не замусорить еще и новую территорию. Решить проблему без мусороперерабатывающих предприятий невозможно. А у нас их пока нет. И что огорчает: реализация проекта по созданию в регионе предприятий, перерабатывающих коммунальные отходы, идет очень медленно…


Реакция на «раскопки» в хуторе Ленина последовала незамедлительно. Когда материал уже стоял в номере, министерство природных ресурсов и экологии Ростовской области пригласило журналистов в проверочный рейд. Там нас ждали очередные сюрпризы…

Продолжение в материале «Невидимый миру мусор»