Более двухсот километров от Ростова по трассе «М-4 Дон» на север, а потом еще около 70 километров на запад – и вот мы в прекрасном сосновом бору, что расположился рядом со станицей Митякинской Тарасовского района. Лес, как и положено зимой, спит. А вот сотрудники местного ГАУ «Лес» трудятся в поте лица.

Работа кипит на том лесном участке, что выгорел летом 2014 года. Пока тушили пожар, сотрудники хозяйства не спали несколько суток. Справиться с огнем тогда помогли вертолеты МЧС и Вооруженных сил, тоннами сбрасывавшие воду на бушующее пламя. Но два участка взрослого (разменявшего 70 лет) леса по 35 гектаров каждый оказались уничтожены – выжженная земля, черные обгоревшие стволы, обугленные ветви…

Этот пейзаж выглядел бы совсем мрачно, если бы на поляне не шла работа по уборке горельника. Рабочие легко, словно играючи (так это выглядит со стороны), валят огромные корабельные сосны буквально за несколько минут. Столько же времени занимает обрезка сучьев. Распиленные стволы складываются в аккуратные штабели. Тут и там горят костры – в них сжигают ветки, которые не пойдут в дело. Неподалеку на открытом месте дежурит пожарная машина – на случай, если возникнет нештатная ситуация, и пламя перекинется на деревья. 

Когда горельник будет убран, новый лес посадят не сразу. Необходимо дождаться, когда восстановятся микрофлора и фауна почвы, уничтоженные огнем. Пройдет не один год, прежде чем в земле поселятся бактерии, дождевые черви, насекомые – почва оживет и начнет дышать. Лет через пять - не раньше - и будут высажены на перепаханной почве новые саженцы сосны, а может быть, белой акации. Именно эти два вида деревьев хорошо приживаются на здешних песчаных почвах и легко адаптируются к жаркому засушливому степному лету. Глядишь, лет через 70 на месте нынешней гари вновь будет шуметь кронами сосновый бор. 

«Несколько лет назад, когда лесная отрасль в стране переживала оптимизацию, выживать было непросто, - рассказывает директор Тарасовского ГАУ РО «Лес» Владимир Тульнов. - Средняя зарплата в хозяйстве составляла около 6 тысяч рублей. Сегодня ее удалось поднять до 12-15 тысяч. Но мы не можем конкурировать с теми зарплатами, которые предлагают молодым водителям тяжелой техники северные вербовщики – до 75 тысяч в месяц. Потому людей в хозяйстве не хватает: сейчас у нас работают 85 человек. А в летний сезон, когда необходимы укомплектованные пожарные бригады, патрули, дежурные на вышках, требуется не менее 130. К сожалению, после прекращения индексации пенсий работающим пенсионерам нас покинули пенсионеры, работавшие сторожами, обходчиками...» 

Чтобы увеличить доходы хозяйства, пришлось заняться производственной деятельностью. Теперь в хозяйстве две лесопилки – одну восстановили, вторую купили. Из леса, оставшегося после санитарных рубок и рубок по уходу, стали изготовлять на продажу доску, брус. А когда починили все имевшиеся деревообрабатывающие станки, то освоили и столярные работы. Теперь в цеху изготовляют дачную мебель, резные беседки, изящные столики, табуретки и скамеечки, лестницы, подставки для цветов. Но самым ходовым товаром оказались дворовые туалеты и собачьи будки – от самых маленьких, как раз для таксы, до больших, куда свободно поместится даже сенбернар. От покупателей нет отбоя. Эта деятельность позволила существенно укрепить благосостояние Тарасовского лесхоза. В 2015 году доходы возросли с 3 млн. рублей до 11 млн. Планы на 2017 год еще амбициознее – заработать не менее 25 млн. рублей. 

«На 2016 год в области намечена посадка новых деревьев на площади свыше 1080 га, - рассказал начальник управления развития лесного хозяйства областного минприроды Сергей Парахин. - Лесные массивы укрепят почвы, задержат ветра и снега, помогут влагонакоплению, смягчат засушливый климат – их значение в степи трудно переоценить. На эти цели выделено около 105 млн. рублей. Из них свыше 80 млн. - из федерального бюджета, около 25 млн. - из областной казны».