Одно из самых «любимых» мест браконьеров дельты Дона – его старое несудоходное русло близ акватории охраняемого природного парка «Донской». Сюда мы и отправляемся в рейд в рамках операции «Путина». 

Выходим в акваторию вместе со специалистами минприроды и территориального управления Росрыболовства на трех быстроходных катерах в надежде застать браконьеров на месте преступления. Однако на речном просторе виднеются лишь безобидные весельные лодки. Все в рамках закона: лодки без моторов, которые смогли бы нарушить покой нерестящейся рыбы, у рыбаков – только удочки. В садках у них – одни караси, никаких краснокнижных видов, шемаи, например. Штрафовать таких законопослушных рыбаков не за что. Желаем им удачного дня и отправляемся дальше.

Оказывается, поймать браконьеров – дело непростое. Те, кто промышляют в Таганрогском заливе Азовского моря и берут на борт не менее тонны рыбы, ходят на быстроходных катерах с японскими движками по 200-300 лошадиных сил. Чтобы не быть опознанными, браконьеры выходят на преступный промысел в масках, скрывают бортовые номера, шьют специальные чехлы на двигатели, чтобы невозможно было определить его марку. Догнать такой катер на моторной лодке с движком в 30 «лошадок» проблематично... При погоне, чтобы обезопасить себя, браконьеры часто сбрасывают сети с уловом, тогда доказательств их преступления просто не остается. Ясно, что в таких случаях речь идет не о несчастных безработных, вышедших в море за пропитанием, но о масштабно организованном преступном промысле…

– Цель нашего рейда – обнаружить и извлечь расставленные браконьерами запрещенные снасти – жаберные сети, а также красноловные крючья, на которые ловят осетров и белугу, занесенных в Красную книгу, – объясняет нам главный специалист Ростовского межрайонного отдела минприроды РО Михаил Бутвин.Разглядеть на водной глади какие-то признаки раскинутых сетей случайному человеку невозможно. А вот у инспекторов минприроды глаз наметан: там увидели у берега светлый брусок-поплавок размером с пару спичечных коробков, здесь – торчащий из воды сучок. Подходим ближе. Так и есть: рядом с «поплавком» притоплена тонкая китайская сеть. Инспектор начинает выбирать ее – один за другим появляются над водой запутавшиеся в ней караси. Все живые и подлежат возврату в реку. Однако выпутать рыбу из капроновой сети – дело непростое, без ножа не обойтись.

Свободу карасям!Китайские сети – настоящая напасть для всех обитателей Дона и прибрежных животных. Это совсем не те сети, которые рыбаки плели сами и которыми так дорожили. Капроновые снасти дешевы и доступны, чем широко пользуются браконьеры. Часто, выбрав рыбу, они бросают изрезанную сеть на месте – легче купить новую, чем возиться со старой. Когда вода спадает, в этих брошенных у берегов сетях часто оказывается вовсе не рыба, а водоплавающие птицы, ондатры, зайчата, молодые кабанчики, которые не могут самостоятельно выпутаться... В одной из таких сетей мы нашли запутавшуюся черепаху и отпустили ее на волю. Не будь этого рейда, не разгляди главный специалист межрайонного отдела минприроды Михаил Бутвин неприметный знак над водой – погибло бы животное…

За несколько часов патрулирования на носу катера вырастает целая куча извлеченных из воды жаберных сетей – мы даже сбились со счета, сколько именно их было найдено и извлечено из реки.

А вот обнаружить красноловные крючья так и не удалось. Чтобы их найти, в воду опускается специальный трал – заостренный металлический цилиндр с крюком. Однако сколько мы ни тралили дно, крючьев не нашли. И это хороший знак – значит браконьеры, ведущие промысел на белугу и осетра, ставят их все реже.

О снижении браконьерства в старом русле Дона говорит и Михаил Бутвин:

– Местные жители уже привыкли к нашим постоянным рейдам. Вы сами видели, как при приближении нашего катера они сразу показывают нам свои садки. Большинство из них знают, что краснокнижную шемаю вылавливать нельзя. Ее легче отпустить, чем платить штраф, сумма которого для физических лиц увеличилась: нижний предел от тысячи рублей вырос до 2,5 тысячи, верхний – до 5 тысяч. А еще помимо штрафа нарушителю придется оплатить и ущерб. Каждый экземпляр шемаи оценивается в 425 рублей. Выловил две такие рыбешки – нанес ущерб на 850 рублей.

Выросла ли сознательность местных жителей, привыкших к рейдам-проверкам, или их впечатляет сумма новых штрафов, но только число азово-черноморской шемаи в Дону увеличилось. Помогло и ее заводское воспроизводство, когда мальков шемаи отпускают в Дон. Эта небольшая рыбка было внесена в Красную книгу России и Ростовской области в 2004 году. С тех пор она из разряда исчезающих перешла в число восстанавливающихся, что, несомненно, является прогрессом. 

Рейды на водоемах продолжаются. В зоне особого внимания – нижний Дон, Усть -Манычский, Веселовский, Константиновский, Кочетовский гидроузлы и прилагающие к ним малые реки, где рыба нерестится. Сотрудники оперативного отдела минприроды несут здесь дежурство круглосуточно.