Ученые ЮНЦ РАН предостерегают от повторения ошибок прошлого

«Цимлянская плотина. Последний аккорд расказачивания на Дону» – так называется новая книга ученых Южного научного центра РАН. По мнению авторов издания – Г. Матишова, О. Савельевой, Е. Слюниной, разрушение природной и социально-культурной среды обитания казаков напрямую связано с послевоенной стройкой коммунизма – строительством Цимлянской ГЭС в 1952 году.


Свет и тень

О реализации масштабного послевоенного проекта, давшего электричество в города и хутора, где прежде пользовались керосиновыми лампами, написано много. Один из авторов книги, академик Геннадий Матишов, вспоминает, какой радостью было появление в домах электричества в пору его детства, прошедшего в низовом хуторе Донском. Для бедной, полной нужды и лишений послевоенной жизни это было настоящей технической революцией. 

На этом фоне как-то терялись предупреждения ученых о том, что строительство ГЭС станет катастрофой для реки Дон и Азовского моря, которые прежде жили в одном ритме с природой. После появления Цимлянской ГЭС обмелел Дон, поставленный на службу энергетике и судоходству, резко сократились рыбные запасы. Последствия кардинального вмешательства в природу аукаются и сегодня. В годы наступившего маловодья речь идет уже не только о сохранении речных обитателей, но и о проблеме питьевой воды для городов Приазовья.

Что скрыла вода Цимлянского моря

Но была еще одна непоправимая утрата. О том, каким сокрушительным ударом по укладу казачьей жизни стало строительство Цимлянского моря, лучше всех написал Анатолий Калинин, передавший трагедию тех, кого вынужденно переселяли из родных мест. 

При строительстве под затопление попали 164 населенных пункта. Под воду ушли зажиточные станицы – Цимлянская, Верхнекурмоярская, Нижнечирская, Нижнекурмоярская, Каждая из них имела свою богатую историю, превышавшую 300 лет. В этих станицах было по несколько церквей, имелись учебные заведения – мужские и женские гимназии, реальные училища, церковно-приходские школы. В Нижнечирской станице, например, были также своя тюрьма, две типографии, две паровые мельницы, свечной и два кожевенных завода, два кирпичных производства и даже станичный пивоваренный завод.

Карта затопленных станиц и хуторов.
Карта затопленных станиц и хуторов.

Названия многих населенных пунктов сегодня помнят лишь потомки казаков, выселенных из станиц Терновская, Филипповская, Нагавская, Пугачевская, Потемкинская (бывшая Зимовейская, родина Емельяна Пугачева), Есауловская. А богатые хутора – Харсеев, Февралев, Епифанов, Ватажный, Сулацкий, Потайнов, Дорофеев, Ильменский, Кудинов, Липов. И названия эти позабылись… 

Под воду ушли не только казачьи дома, производственные и общественные здания, но и многочисленные церкви. И что особенно было горько для казаков – почитаемые старые кладбища… 

Там же остались поля, пастбища, виноградники и сады. А с ними – ковыльные степи и заливные луга. 

Под воду ушел археологический памятник – хазарская крепость Саркел IX века н.э. И даже многочисленные историко-археологические экспедиции, которые проводились параллельно со строительными работами, собравшие многочисленные артефакты, не спасли положения.

Катастрофа затопления

Переселение казаков из насиженных мест стало настоящей эпопеей, продолжавшейся несколько лет – с 1949 по 1950 год. Переселялись с болью, хотя официально казаки относились к необходимости стройки с пониманием. Вывозили людей во вновь отстроенные населенные пункты с однотипными домами. С собой люди брали все, что можно было вывезти. Но остро не хватало автотранспорта, потому процесс затягивался. Станичники хотели селиться поближе к берегу нового водохранилища. Однако мест для всех не хватало. Потому некоторые хутора оказались в глухой степи, где не было даже дорог. Проблемой для них стала и питьевая вода. Если раньше родники располагались в метре от поверхности земли, то теперь приходилось рыть колодцы глубиной 10 метров, но не всегда вода в них была пригодна для питья…

Строительство Цимлянского моря стало сокрушительным ударом по укладу казачьей жизни.
Строительство Цимлянского моря стало сокрушительным ударом по укладу казачьей жизни.

Многие казаки, даже переселившись на новые места, не верили, что их станицы и хутора затопят. Старожилы рассказывали: «…в момент затопления в пойме был слышен страшный гул прибывающей воды и надрывный бабий вой. Люди стояли и смотрели, как родные места уходят под воду». 

Казак – это воспитание

Вместе с затопленной частью большой излучины Дона, где остались курени и могилы предков, стала теряться и связь людей с родной землей. Утрачивался бесценный казачий опыт, связь между поколениями. А вместе с ними – и историческая память. Многие казаки, так и не привыкнув к новым местам, без сожаления оставляли их, разъезжались по всей большой стране.

Типичные казачьи курени с гульбищем.
Типичные казачьи курени с гульбищем.

Сегодня потомков переселенцев мало что связывает с малой родиной. Один из авторов книги, председатель ЮНЦ РАН академик Геннадий Матишов, объясняет это просто: 

– Казак – это прежде всего воспитание, устойчивые семейные традиции. Навыки поведения, привитые семьей и старейшими рода, станичной школой и церковью, участие в военных походах – все вместе составляло своеобразный кодекс чести. Патриотизм казаков был не только в служении царю и государству, но в первую очередь – Отечеству, земле предков, защите веры. Но давно замечено – при переселении народов очень быстро нивелируется историческая память. Уже во втором-третьем поколении можно легко получить молодежь без роду без племени… 

А вот такие дома были выстроены для переселенцев.
А вот такие дома были выстроены для переселенцев.

Спорный проект

Действительно, время безжалостно стирает память. Сегодня строительство Цимлянской ГЭС и разрушение культурного ландшафта донского казачества воспринимаются как далекая история. К сожалению, она никого и ничему не научила.

Сегодня на наших глазах разворачивается похожая ситуация. Новый проект – возведение Багаевского гидроузла – может повторить все ошибки, совершенные при строительстве Цимлянского водохранилища.

Ученые ЮНЦ РАН считают этот проект весьма спорным – и с экономической точки зрения, и с технической, и с экологической. ЮНЦ РАН – ведущая экспертная организация в регионе – много раз выступал против проекта, не просчитанного до конца. Точку зрения ученых поддерживают общественность, экологи, археологи, жители близлежащих населенных пунктов, чьи сады, виноградники, уникальные черноземы будут затоплены. Изменить ситуацию не поздно. Главное – увидеть не только плюсы, но и минусы проекта. И подумать о судьбе местного населения, для которого берега Дона – дом родной.


Книга «Цимлянская плотина. Последний аккорд расказачивания на Дону» Г. Матишова, О. Савельевой, Е. Слюниной предоставляет читателю большой объем информации в виде уникальных исторических документов и архивных фотографий. Книгу можно будет найти в донских библиотеках. Она рассчитана на специалистов, научных сотрудников, студентов, школьников и всех, кто интересуется историей и судьбой донского казачества. 

Кстати сказать, идея создания книги на эту тему принадлежит… студенту ЮФУ, потомку тех самых казаков-переселенцев. Идеей он поделился с учеными ЮНЦ РАН.

Редакция «НВ» предвидит многочисленные звонки от наших читателей, которые будут интересоваться, где и как можно приобрести редкую книгу. Сообщаем: тираж издания скромен, как и финансовые возможности ЮНЦ РАН в сфере издательского дела. Возможно, донское правительство смогло бы помочь научному учреждению увеличить тираж книги, которая, несомненно, будет пользоваться большим спросом у читателей.