Алексей Петрович Гурин родился 30 марта 1925 года в селе Батьки Опошнянского района Полтавской области. В Великой Отечественной войне участвовал с августа 1942-го по июнь 1944 года. Награжден орденом Отечественной войны I степени, медалями «За оборону Ленинграда», «За отвагу». Минометчик. Воинское звание — гвардии рядовой. Живет в городе Семикаракорске.

— До войны я жил и учился в Таджикистане. В сорок первом после окончания семи классов устроился на работу кассиром в МТС. 22 июня мы с директором поехали в районный центр за деньгами. У таджиков воскресенье по обычаю не является выходным. Поехали туда на машине, а возвращались уже своим ходом — машину забрали на военные цели.

Через год меня и еще одного парня из нашей МТС вызвали в райком комсомола. Мы написали заявление с просьбой отправить нас на фронт.

В декабре сорок второго года сформировали нашу первую отдельную гвардейско-минометную дивизию и по железной дороге в товарняках отправили к передовой на Северо-Западный фронт под Великие Луки. Служил я в 168-м гвардейско-минометном дивизионе. 

Разгрузили нас под Осташково прямо в лесу. Морозина был страшный. Мы там целую ночь провели у костров. Потом над нами сжалились и разместили в деревне.

Двинулись дальше к передовой. Навстречу нам идут раненые, перевязанные. Тяжелобольных на собачьих упряжках везут.

— Ну как там? — спрашиваем.

— Поезжайте — узнаете!

Участвовали мы в боях уже 28 декабря. Свои установки разместили километра за полтора до линии фронта. Заряжали их ночью. Ящики со снарядами таскали по снегу вручную. Цепляли солдатский ремень и тащили. После выполнения задачи отходили в тыл.

На Северо-Западном фронте наша часть пробыла до апреля. После потери двадцати пяти процентов личного состава нас отправили на переформировку в Москву.

На войне я работал. В штыковую мы не ходили, да и немцев не видели. Четко выполняли поставленные перед нами задачи: стреляли по укреплениям при подготовке наступательных операций. После артобстрелов и с нашей, и с немецкой стороны лес было не узнать. Казалось, что его посекли кнутом. А земля представляла сплошное месиво.

В феврале сорок четвертого готовилось наступление где-то под Нарвой. Мы подъехали к передовой. Находилась она, видимо, совсем близко. Начали разбивать площадку для установок. Немцы нас засекли и накрыли огнем. Убили командира. Многих нас ранило. Я сначала даже не почувствовал боль. Гляжу, кровь из рукава бежит. Потом последовали госпитали. Так в июне сорок четвертого война для меня и закончилась…